Киевские истории. XIX век. Люди и судьбы Города. История любви, полная трагизма

Киевские истории. Люди и судьбы Города. XIX век. История любви, полная трагизма

Из книги В. Киркевича “Киев для романтиков”

История первая. Эйсман и Смородинов

Крещатикский дом № 42 принадлежал Ольге Густавовне Дьяковой (урожденной Смородиновой) – внучке киевского головы Г. Эйсмана.

ул. Крещатик, 42
Из Википедии:

Густав Иванович Эйсман (1824, Киев — 1884, Киев) — киевский домовладелец, профессор Киевского императорского университета Св. Владимира, киевский городской голова в 1872—1873 и 1879—1884 годах.

Был одним из крупнейших домовладельцев Киева.

Был руководителем авторитарного типа, но ради дела не жалел сил и энергии, иногда за свой счет обеспечивая решения муниципальных проблем.

Коллекционеры очень ценят открытки, которые она, оказавшись в эмиграции, с присущим ей вкусом, издавала.

С ее рождением связана романтическая история.

Ее мать пылко полюбил молодой, но неимущий офицер – поручик Леонтий Смородинов.

Глава города, посчитав, что избранника его дочери интересует лишь приданое, указал ему на дверь.

Молодые, вопреки всему, тайно обвенчались и дождались рождения дочки.

Но мать умерла во время родов, а отец, не пережив этого, застрелился. (в Википедии изложена другая версия: безутешный зять покончил жизнь самоубийством, бросившись с Цепного моста. – прим. iskova.news)

Из другого источника:

За старшей дочерью Густава Ивановича Эйсмана ухаживал поручик Леонтий Смородинов.

Нельзя сказать, что он абсолютно ничего не имел за душой: его состояние обеспечили ему имущественный ценз гласного Киевской думы. Но, безусловно, Эйсман был значительно богаче него и почему-то думал что ухажер руководствуется только меркантильными соображениями.

Тогда влюбленные решили тайно пожениться без разрешения отца невесты. Через год у них родилась дочь. Роды были очень тяжелыми: младенца удалось спасти, а вот молодая мать умерла. Офицер не выдержал горя и бросился с Цепного моста в днепровские волны…

Только тогда Густав Иванович понял, как он ошибался относительно своего зятя. Все, что мог теперь сделать бедный богач, — это лучше позаботиться о крохотной внучке-сиротке, на которую он перенес всю свою любовь к покойной дочери. И еще долго ему не удавалось заживить душевные раны…

Полная сирота оказалась на попечении безутешного дедушки, который приложил все силы для ее воспитания.

Она (Ольга Густавовна Смородинова) и стала женой другого киевского головы – Ипполита Дьякова.

Семья Дьяковых владела фешенебельным «Гранд-Отелем» на Крещатике, а также особняками на Крещатицком переулке (не сохранился) и на Николаевской площади, 5 (архитектор — Н.Н. Добачевский)…

Киевская городская дума

История вторая. Ипполит и Ольга Дьяковы

Ипполит Дьяков

Потомственный дворянин Киевской губернии,  действительный статский советник Ипполит Николаевич Дьяков принял управление Киевом в непростом для Отечества 1906 году. Шла Первая русская революция. В городе активизировались черносотенцы. Население страдало от погромов… Тем не менее, Дьяков внес весомый вклад в примирение горожан, способствовал, прежде всего, экономическому подъему нашего великого города.

Городским головой он стал в расцвете сил – ему исполнился 41 год. Дьяков умело, мудро, а когда нужно и “хитро” управлял городом более 10 лет. Хотя институт градоначальников прекратил существование в революцию, в 1919 году Дьяков успел еще раз недолго побыть в своем привычном кресле Городского головы. На сей раз при Антоне Ивановиче Деникине, который, пытаясь возвратить городу административно-правовой статус царских времен, восстановил (правда, ненадолго) разрушенные кровавыми переворотами структуры городского самоуправления.

Кстати супругой Дьякова была внучка крупного промышленника и бывшего Городского головы Густава Ивановича Эйсмана, владелица фешенебельного Гранд-Отеля на Крещатике.

За годы деятельности Ипполита Николаевича Дьякова в городе произошло множество воистину революционных преобразований.

Случались и судьбоносные события, которые, так или иначе, повлияли на будущее всей огромной России. Среди самых впечатляющих – убийство в Городском театре Премьер-министра Петра Столыпина в сентябре 1911 года и приснопамятное, наделавшее много шума “Дело Бейлиса” два года спустя… Но всякий раз “мэр” сохранял хладнокровие, “сглаживал острые углы, заливал кострища водой”, – как сказал о нем современник.

Ипполит Дьяков был богатым человеком, владел крупной недвижимостью в центре города. Известны его обширная усадьба в районе нынешней площади Ивана Франко (старое название – Николаевская площадь), некоторые другие адреса доходных домов. Вблизи Николаевской площади в 1899 году, когда активно осваивалась территория бывшей обширной усадьбы профессора Меринга, по проекту архитектора Николая Добачевского и на средства самого Ипполита Дьякова, подрядчики выстроили четырехэтажный дом в стиле эклектики. Первоначально здание было увенчано высокой крышей  с башнями над ризалитами и металлическим парапетом. Позднее надстроили пятый этаж. На втором и третьем этажах размещалась просторная квартира самого Дьякова, на четвертом – домовая церковь и просторный зал. Первый этаж при этом сдавался в аренду. В частности его арендовала Киевская Восьмая мужская Гимназия. Здесь же были квартиры директора и инспектора Гимназии. Не простаивал и боковой корпус здания, используемый под служебные помещения этой “мини коммуны”.

Еще до вступления в должность Городского головы, в 1895 году, будучи гласным Думы, Ипполит Николаевич, 30-ти лет от роду назначался уполномоченным Главного управления государственного коневодства по организации Российской этнографической выставки в Париже, а в 1900-м году работал над подготовкой имперской экспозиции на Всемирной выставке в Париже, за что отмечен французами орденом Почетного Легиона. Дьяков был также удостоен многих высших государственных наград России и стран Европы.

Будучи заядлым автолюбителем, он фактически руководил Киевским клубом автомобилистов, много сделал для “примерения водителей и пешеходов” именно в первые годы появления на улицах нашего города этого “чудовища”, пугавшего поначалу лошадей, собак и людей…

Дьякова знали и ценили как хорошего “отца города” и натуру увлекающуюся, даже недруги уважали Ипполита Николаевича “за радение в пользу города”.

Управление Дьяковым городским хозяйством совпало с освоением новых территорий Киева, его превращением в крупнейший промышленный и научный центр страны. Да и количество населения (в первую очередь за счет миграционных процессов) увеличилось на двести тысяч, достигнув к 1916 году (моменту отставки) – 650 тысяч человек, включая военных, расквартированных здесь. Это был четвертый показатель в стране. Городской бюджет в годы “правления” Дьякова – удвоился и достиг в 1912 году более 4 миллионов рублей.

При Дьякове в Киеве получил долгожданную возможность работать первый украинский стационарный театр, возглавляемый Николаем Садовским, открылась Консерватория, был освящен величественный собор святого Николая. В Киеве при активной поддержке этого Городского головы были созданы один из первых отечественных дирижаблей “Киев”, несколько десятков самолетов, на карте города появился Коммерческий институт, состоялась и с огромным успехом прошла Всероссийская промышленная выставка и Первая Российская олимпиада 1913 года. Сам Голова входил в оргкомитет последней, поскольку дружил со спортом, любил гимнастику, был хорошим наездником и пловцом. Киев в 1900-1916 годах приобрел славу города, который лучше всех остальных в империи организовал систему народного образования, в том числе – женского. В городе в прекрасном здании организовали Педагогический музей (ныне здесь – Дом Учителя). Этот небывалый успех киевлян не остался незамеченным. Киев ставили в пример всей России. Киев при Ипполите Дьякове стал воистину первоклассным городом. В нем появились целые кварталы, застроенные доходными домами отменной архитектуры с централизованными водопроводом, канализацией, паровым отоплением. Улицы обзавелись прекрасными электрическими фонарями. Появились настоящие островки зелени, словом, несмотря на плотность населения, среднему классу здесь жилось легко и  просторно. Развивались и окраины. Среди их жителей появился лучик надежды на лучшие времена…

К услугам киевлян активно развивалась транспортная сеть (трамвай, фуникулер, железная дорога, пароходное сообщение), которой мог позавидовать любой большой город. И не только в России. Были даже планы строительства метрополитена. Чтобы не хуже, чем в Лондоне…

В наше время некоторые исследователи пытаются провести своеобразную ревизию деятельности “той” власти. И копают себе яму. В случае с Дьяковым, который и сам победил на выборах ровно сто лет назад, и возглавил мощное либеральное направление в Думе, “ревизионисты” пытаются доказать, что мол Ипполит Николаевич не “герой своего времени”, а всего лишь предприимчивый делец, действовавший прежде всего в угоду себе и ближайшему окружению.

Под занавес деятельности гласных созыва 1906-1910 годов в Киеве, ограниченным тиражом была издана книга-обзор деятельности Думы за четырехлетие. В ней сообщалось, что за это время город стал благоустроенным, зеленым, стройным, словом, еще краше. А разве не так? В Киеве было замощено более половины улиц! Даже на глухие окраины добралось освещение.

Развивалась телефонная связь. Строились новые больницы и гимназии, открывались начальные школы…  Пресса в эти годы получила возможность печатат довольно смелые статьи со здоровой критикой деятельности гласных, что способствовало увеличению  их ответственности за принятие жизненноважных для города решений. В вину Дьякову сотоварищи ставилось то, что не имея достаточного количества бюджетных средств, город влез в значительные долги, напропалую печатал акции…

Заложником при нем стало имущество города, принадлежавшее всем киевлянам, вынужденным возвращать деньги в ущерб собственным кошелькам… Но рост дороговизны жизни был обусловлен многими и многими факторами, зачастую формировавшимися в Петербурге.

Тем не менее, на выборах 1910 года Ипполит Дьяков вновь возглавил город, который продолжал свое уверенное развитие. События Первой мировой войны и последовавший за ней крах Империи, одним из главнейших городов которой был наш “Златоглавый Град”, прервали это развитие на долгие долгие годы…

Что случилось в жизни Дьякова после установления советской власти, проследить не удается. Очевидно, он оказался за границей. Где и что делал, когда скончался, где упокоился его прах – не известно. (предположительно, в 1934 году)

Киев в 1870-х

Источник: Интересный Киев

Last Updated on 10.03.2024 by iskova

Добавить комментарий

error: @ Copyright iskova.news