Европа и Азия остаются на разных полюсах – по крайней мере, в вопросах безопасности

Европа и Азия остаются на разных полюсах – по крайней мере, в вопросах безопасности

Предисловие iskova.news

Можно сколь угодно долго рассуждать о традиционно взешенной внешней политике Украины, но факты здесь говорят об обратном.

В современном многоквартирном мире, где действует правило “свой-чужой”, существует, как минимум, три полюса притяжения: США, Китай и Глобальный юг. 

Если первые два полюса имеют вполне четкие очертания, то с Глобальным югом далеко не так просто всё и однозначно.

Конфигурация веяний и настроений стран Глобального юга постоянно меняется, интересы Азии, Африки и Латинской Америки могут порой не только не совпадать, а и быть диаметрально противоположными. Это диктуется как географией, экономикой, краткосрочной политикой, так и “шкурными” интересами отдельных стран.

И здесь на первое место выступает дипломатия. Как традиционная, так и “мягкая сила”.

Азия традиционно остаётся важной/ключевой ареной дипломатической борьбы всех полюсов. И в этой схватке интересов Москва как самостоятельный игрок играет не последнюю скрипку.

Русские давно и упорно, шаг за шагом, последовательно работали (и продолжают работать) со странами Глобального юга, в полной мере осознавая всю важность его потенциала для решения  проблем России на международной арене. Русские никогда не сидели в Азии сложа руки и результаты их работы видны на всех международных площадках, включая ГА ООН и различные региональные форумы по безопасности. Здесь русские дипломаты доказали, что недаром едят свой хлеб.

А что Украина? Да ничего! Выражаясь не высопорарным или эпистолярным, а простым языком, начисто всё просрала.

Просрала Африку, просрала Латинскую Америку, и как мы можем судить по нижеприведённой статье, просрала и Азию.

Окончательно? Сложный вопрос. Слишком много переменных плюс церь случайностей.

Однако, если дипломатическая кадровая политика Украины будет и дальше строиться на назначении на ключевые посты случайных людей, то ответ не просто напрашивается, он ОЧЕВИДЕН.

Поэтому личности с сомнительной репутацией и специфическим багажом знаний, вроде блогеров, казнокрадов (список будет большим, но не хочется ввязываться в судебные разборки с власть предержащими “о защите чести и достоинства”, которого ни у кого из них нет и в помине), астрологов, сексологов (вроде новоиспеченной “экстренной послихи” Украины в Болгарии), откровенных бездарей и чьих-то протеже и т.д. и т.п. – наносят не просто непоправимый вред репутации Украины, и без того погрязшей в коррупционных скандалах. Весь этот политический цирк с ОПГ всех уровней (банды, олигархи, экстремисты, судебные власти, правоохранительные “ячейки взаимопомощи” бизнесу, парламентские фракции, блоки и т.д.) – это прямая непосредственная угроза национальной безопасности Украины.

Так уж сложилось, что интересы властной верхушки и общенациональные интересы Украины пересекаются только в военный период, да то не всегда и не во всём.

Хочется верить, что нам удастся победить внешнего врага.

А вот что делать с внутренним врагом – вопрос остается открытым. 

 


В этом году в Диалоге Шангри-Ла (главной азиатской конференции по безопасности) участвовала самая высокопоставленная европейская делегация за всю 20-летнюю историю конференции.

Азиатский саммит по безопасности «Диалог Шангри-Ла» — ежегодный межправительственный форум безопасности, проводимый независимый аналитическим центром «Международный институт стратегических исследований» (IISS), в котором принимают участие министры обороны, постоянные руководители министерств и другие военные руководители 28 государств АТР. Форум получил своё название от отеля Шангри-Ла (Shangri-La Hotel) в Сингапуре, где он проводится с 2002 года.

Саммит служит для формирования чувства общности между наиболее важными политиками в области обороны и безопасности в регионе.

Правительственные делегации извлекают максимальную пользу из форума, проводя двусторонние встречи с другими делегациями в кулуарах конференции. Хотя в первую очередь это межправительственная встреча, в саммите также принимают участие законодатели, научные эксперты, известные журналисты и делегаты от деловых кругов.

За годы своего существования диалог Шангри-Ла стал одним из наиболее важных независимых форумов для обмена мнениями между лицами, принимающими решения в области международной политики безопасности.

Помимо принимающей страны, в диалоге принимали участие такие страны, как Австралия, Бруней, Камбоджа, Канада, Чили, Китай, Франция, Германия, Индия, Индонезия, Япония, Южная Корея, Лаос, Малайзия, Монголия, Мьянма, Новая Зеландия, Пакистан, Филиппины, Россия, Шри-Ланка, Швеция, Таиланд, Тимор-Лешти, Украина, Великобритания, США и Вьетнам.

(Википедия)

Помимо премьер-министра Эстонии Кайи Каллас и главы внешней политики ЕС Жозепа Борреля, на конференции присутствовали шесть министров обороны европейских стран.

Участие европейских стран преследовало две цели:

  • заручиться региональной поддержкой Украины,
  • представить Европу как надежного партнера по безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе.

В первом случае европейцы надеялись на более активное осуждение российского вторжения и поддержку мирного плана Украины, который сводится к полному отступлению России к границам до 2014 года и восстановлению справедливости.

Они также надеялись убедить Южную Корею и Японию направить в Украину летальное оборудование и, возможно, даже расширить число стран региона, готовых ввести санкции – хотя шансы на это всегда были невелики.

Посыл, который они пытались донести, был ясен:

  • то, что происходит в Европе, имеет последствия для безопасности в Азии.

Каллас предостерегла, что “агрессия постоянного члена Совета Безопасности ООН против своего соседа – это угроза, которая имеет глобальные последствия. Вот почему агрессия России против Украины – это не только европейский вопрос или региональный конфликт”.

Однако, реальность такова, что многие в [азиатском] регионе (особенно в Юго-Восточной Азии) просто не согласны с этим. Когда они смотрят на Украину, они видят региональную европейскую войну без более широких последствий для безопасности и хотели бы, чтобы европейцы перестали пытаться выдавать свои внутренние проблемы за мировые.

Япония, которая давно заявляет, что Украина сегодня может стать Восточной Азией завтра, и которая расширяет свое сотрудничество с НАТО, является скорее исключением, нежели правилом.

Мирный план министра обороны Индонезии и кандидата в президенты Прабово Субианто для Украины совершенно не соответствует тому, что поддерживает Европа: не предлагается

  • ни прекращение огня и начало переговоров,
  • ни демилитаризованная зона,
  • ни официальный референдум [под эгидой] ООН.

Хотя это предложение, не получившее должного внимания, вызвало не одну удивленно приподнятую бровь, оно, тем не менее, показывает, что Европа и большая часть [азиатского] региона по-прежнему расходятся во мнениях по украинскому вопросу.

В то время как Европа представляет войну в Украине как глобальную борьбу с тиранией и обещает поддержку Украине “столько, сколько потребуется”, отказ трансатлантических партнеров поощрять мирные переговоры многие в азиатском регионе считают нереалистичным и упрямым решением.

Второй целью европейской делегации в Шангри-Ла было продать Европу как надежного партнера по безопасности, “построить стратегическое доверие”. Это было воспринято благосклонно, невзирая на то, что Европа остается периферийной в более широких дебатах о региональной безопасности [в Азии].

На конференции европейское послание было многополярным, предлагая стать дополнительным стержнем во избежание биполярного региона, в котором доминирует соперничество великих держав.

“Мы не являемся классическим военным альянсом; мы не являемся традиционной великой державой, разбрасывающей свой вес”, – заявил Боррелл.

Однако, Европа хочет расширить свое присутствие в регионе. Германия, Франция и Нидерланды пообещали в следующем году отправить свои корабли в Индо-Тихий океан. Министр обороны Германии Борис Писториус использовал свое выступление для продажи “Zeitenwende”, которая, по его словам, включает в себя принятие большей ответственности за безопасность партнеров Германии.

Zeitenwende – нем. поворотный момент; начало новой эпохи. 

Вошло в обиход после выступления канцлера ФРГ Олафа Шольца в конце февраля 2022 года после вторжения РФ в Украину – “Российское вторжение в Украину знаменует собой поворотный момент  -(Zeitenwende). Это ставит под угрозу весь наш послевоенный порядок”.

Направляясь из Сингапура прямо в Нью-Дели, Германия близка к заключению сделки по строительству шести подводных лодок для ВМС Индии в попытке уменьшить военную зависимость страны от России.

Эти действия демонстрируют, насколько неравномерны двойные цели Европы в регионе.

Хотя азиатские правительства в основном не верят в аргумент о том, что они напрямую заинтересованы в европейской безопасности, свободный и открытый Индо-Тихоокеанский регион отвечает собственным интересам Европы. В своем Стратегическом компасе на 2022 год ЕС утверждает, что блок “имеет важнейший геополитический и экономический интерес в стабильности и безопасности в регионе”.

Это отражает мир, центр тяжести которого сместился с Евро-Атлантики на Индо-Тихий океан.

Для тех, кто находится в регионе, это было само собой разумеющимся в течение уже некоторого времени.

Для Европы, привыкшей быть геостратегическим центром и втянутой в проблемы безопасности от Украины до Косово, это стоило ощутить на форумах, подобных Диалогу Шангри-Ла.

Конечно, при всем усилении военных связей, доля Европы в регионе по-прежнему больше связана с экономикой, чем с безопасностью. За пределами отношений с Россией Китай просто не рассматривается как прямая военная угроза.

Но для стран Индо-Тихоокеанского региона тот факт, что третья по величине экономическая держава мира стремится к более тесному взаимодействию, является позитивным, особенно в свете того, что ЕС стремится углубить и диверсифицировать свои партнерские отношения в рамках стратегии “снятия рисков” с Китая.

Хотя Глобальные ворота ЕС рассматриваются не более чем бумажный тигр, интересы Европы отчасти определяют прогресс в заключении ряда соглашений о свободной торговле с Австралией, Индией, Индонезией, Новой Зеландией и недавно возобновившимися переговорами с Таиландом.

Еще одним плюсом является то, что часть трансатлантического альянса все еще может разговаривать с Китаем, в том числе по вопросам безопасности: отвергнув министра обороны США Ллойда Остина, министр обороны Китая Ли Шанфу был готов встретиться на двусторонней основе с Боррелем, Писториусом и министром обороны Великобритании Беном Уоллесом, что отражает балансирование Европы между ее главным гарантом безопасности, США, и важным экономическим партнером – Китаем.

13 июня 2023 года

Автор: Доминик Фрейзер

Источник: The Diplomat

Last Updated on 15.06.2023 by iskova