Вооруженные силы Швейцарии уточнили понятие обороны: теперь она может означать еще и нанесение превентивных наступательных ударов за рубежом с воздуха. «Наступательные действия, даже за пределами границ страны, являются частью оборонительной концепции».

Вооруженные силы Швейцарии уточнили понятие обороны: теперь она может означать еще и нанесение превентивных наступательных ударов за рубежом с воздуха. «Наступательные действия, даже за пределами границ страны, являются частью оборонительной концепции»

Армия Швейцарии: лучшая оборона — это наступление

Истребитель из США F-35 стал важным шагом на пути к так называемой «оперативной совместимости» ВС Швейцарии. Keystone / Bo Amstrup

Вооруженные силы Швейцарии уточнили понятие обороны: теперь она может означать еще и нанесение превентивных наступательных ударов за рубежом с воздуха.

«Наступательные действия, даже за пределами границ страны, являются частью оборонительной концепции».

Об этом заявила министр обороны Швейцарии Виола Амхерд — кроме того, она требует дальнейшего сближения страны с НАТО.
В случае конфликта армия не должна просто стоять и ждать на границе, пытаясь предотвратить полномасштабное вторжение противника в Швейцарию. Противодействие агрессии должно вестись также и за границами страны, в первую очередь с помощью боевых самолетов и беспилотников.

Такого рода сценарий, за который выступает министр обороны Швейцарии Виола Амхерд, называется Air Interdiction или «военно-воздушное купирование потенциала агрессии».

«Ожидание попадания ракеты в ваш дом не есть оборона. Когда это произойдет, будет уже поздно обороняться. Настоящая оборона — это когда вы уверены, что сможете остановить ракету еще до того, как она достигнет цели».

На самом деле в рамках такого сценария речь идет о гораздо большем, чем просто отражение ракетных атак.

В базовом стратегическом документе ВС Швейцарии «Укрепление обороноспособности» (Die Verteidigungsfähigkeit stärken) говорится, что для «купирования потенциала агрессии» следует заранее выбрать «возможные цели (на территории противника, каковыми могут быть) авиабазы, радарные станции, пусковые установки беспилотников и районы дислокации ракетных комплексов».

Далее в документе говорится:

«Собственные средства дальнего радиуса действия могут также использоваться для поражения атакующих наземных сил еще до того, как они достигнут собственно оборонительных рубежей. Ослабление боевой мощи сил противника, с одной стороны, может достигаться ударами по основным направлениям его развертывания, по командным пунктам, логистическим сетям или районам сосредоточения войск. С другой стороны, еще одной целью является ограничение степени мобильности противника. Например, ему можно помешать скоординированно развернуть свои системы вооружений или произвести манёвр войсковыми соединениями».

Оборонная концепция подвергается переосмыслению

Концепция Air Interdiction или «военно-воздушное купирование потенциала агрессии» — таков был, между прочим, один из четырех критериев оценки при принятии Швейцарией решения относительно закупки новых истребителей и выбора типа боевых машин.

Таков итог журналистского расследования, проведенного редакцией SRF Investigativ еще в начале 2022 года.

Участники тендера, как выясняется, должны были продемонстрировать, что их самолеты пригодны для нанесения воздушных ударов за рубежом.

Однако в то время, то есть еще до начала полномасштабного вторжения России в Украину, такого рода наступательные стратегии были еще строго засекречены.

С позиций сегодняшнего дня понятно, почему уже в то время метод Air Interdiction был главной концепцией Вооруженных сил Швейцарии: находясь в процессе переосмысления и модернизации концепции обороны, военное руководство искало себе идеальный самолет, каковым и стал F-35 от компании Lockheed Martin.

В то же время этот истребитель из США стал важным шагом на пути к так называемой «оперативной совместимости»: имеется в виду, что все системы управления швейцарской армии должны стать потенциально совместимыми с родственными системами других армий. «Шеф армии» (высшая военная должность в Швейцарии в мирное время) Томас Зюссли намерен в будущем добиваться «более интенсивного международного сотрудничества», и особенно сближения с НАТО. Но для этого ему нужна подходящая техническая база.

Сближение с НАТО

Не приведет ли такое расширение международного сотрудничества и сближение с НАТО к конфликту с правовой основой швейцарского нейтралитета? Министр обороны Виола Амхерд так не считает.

«Мы не хотим и не можем участвовать в иностранных военных конфликтах или вмешиваться в них. А если мы этого не делаем, значит, мы соблюдаем нейтралитет. Также очевидно, что в сотрудничестве с другими странами мы не имеем права создавать в мирное время реалии, которые заставили бы нас вмешаться в такие конфликты позже».

То есть Швейцария может делать всё, кроме вступления в НАТО и, таким образом, взятия на себя обязанности оказывать членам Альянса помощь в соответствии со Статьей 5 Устава НАТО?

Ответ Виолы Амхерд: «Да, до этого порога, то есть до тех пор, пока мы не вмешиваемся в иностранные военные конфликты, возможно всё. Мы можем, например, проводить совместные учения, но мы должны четко заявлять, что не сможем оказать военную поддержку странам НАТО при наступлении чрезвычайной ситуации».

Источник: Этот контент был опубликованСимон Кристен (Simon Christen), телеканал SRF

Last Updated on 26.05.2024 by iskova