“ВИРУС ПАРАНОЙИ” ширится по планете. Что включают в себя новые поправки к китайскому закону о государственной тайне?

Что включают в себя новые поправки к китайскому закону о государственной тайне?
Законодательное собрание Китая впервые с 2010 года рассматривает возможность внесения изменений в этот закон-THE DIPLOMAT, 21 ноября 2023г.

На шестой сессии Постоянного комитета высшего законодательного органа Китая – Всекитайского собрания народных представителей (англ. National People’s Congress,) – в прошлом месяце был представлен для рассмотрения и обсуждения проект поправок к Закону о государственной тайне.

Справка. Постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей (ПК ВСНП; кит. трад. 全國人民代表大會常務委員會упр. 全国人民代表大会常务委员会пиньинь Quánguó Rénmín Dàibiǎo Dàhuì Chángwù Wěiyuánhuì, палл. цюаньго жэньминь дайбяо дахуэй чанъу вэйюаньхуэй) — постоянно действующий орган Всекитайского собрания народных представителей, согласно конституции Китайской Народной Республики осуществляющий законодательную власть наряду с самим Собранием (ст. 58). На практике Постоянный комитет занимается принятием всех законодательных актов, кроме тех, принятие которых отнесено к исключительной компетенции Всекитайского собрания.

Учитывая повсеместную секьюритизацию (секретность) информации в современном Китае, внесение поправок считается своевременным с точки зрения расширения сферы применения “секретной работы”, то есть задачи по защите государственной тайны в Китае.

Проект поправок – первые изменения, представленные на рассмотрение с момента внесения поправок в Закон о государственной тайне в 2010 году, – предлагает расширить закон с 53 до 62 статей.

Поправки включают в себя положения о новых механизмах ответственности, новых целях, которые должны быть достигнуты в ходе работы с секретными материалами, и новых способах повышения осведомленности о такой работе.

Начнем с того, что в первой же статье проекта с поправками говорится о главной политической цели председателя КНР Си Цзиньпина – мечте осуществить “Великое омоложение китайской нации” – и она названа одной из причин принятия и изменения Закона о государственной тайне.

Ранее в проекте 2010 года упоминались только цели охраны государственных секретов, обеспечения национальной безопасности и гарантии плавного продвижения реформ, открытости и “социалистического строительства”.

Теперь, помимо обсуждения “Великого омоложения”, поправка предлагает перейти к “строительству социалистической модернизации” – а не просто к “строительству социализма” – посредством секретной работы.

Строительство социалистической модернизации – важный пункт повестки дня для Си, поскольку на 19-м Всекитайском съезде Коммунистической партии Китая (КПК) в 2017 году он объявил о двухэтапном плане превращения Китая в “великую современную социалистическую страну” к 2035 году.

Естественно, что под его руководством партия теперь стремится развернуть работу по сохранению тайны, чтобы защитить знания и ноу-хау, которые могут способствовать делу социалистической модернизации.

Аналогичным образом, в статье 4 проекта поправок говорится о важности соблюдения “общей концепции национальной безопасности”, еще одной формулировки Си от 2012 года, при проведении секретной работы.

Проект с поправками также направлен на достижение двойной цели – сосредоточить власть в руках КПК и одновременно сделать ее менее ответственной за охрану государственных секретов.

Новая статья 3, предложенная в проекте поправок, гласит, что приверженность руководству КПК в деле защиты государственных секретов теперь является обязательным условием. Этого критерия нет в тексте закона 2010 года. Более того, в действующем законе нет упоминания о роли КПК, а говорится только о Государственном совете и “центральном правительстве”.

Аналогичным образом, в статье 4 текста поправок говорится о приверженности руководящей роли партии в вопросах секретности, правового управления, “интеграции технологий и управления, а также инновационного развития”, канонизируя доминирующую роль КПК в вопросах секретной работы в целом и Си в частности.

Единственная прямая исполнительная роль партии вытекает из возложенной на Центральную военную комиссию ответственности за диктовку руководящих принципов секретной работы для Народно-освободительной армии (статья 60).

В то же время другие аспекты ответственности, обсуждаемые в измененном проекте, такие как внедрение “системы ответственности за секретную работу” государственными органами и подразделениями, занимающимися охраной государственных секретов (как указано в статье 8), указывают на то, что КПК перекладывает всю работу на государственные органы и местные власти.

Широкий круг обязанностей в рамках этой системы включает в себя назначение конкретных сотрудников, ответственных за секретную работу, совершенствование систем управления секретностью, усиление мер по защите секретности, проведение пропаганды и просвещения в области секретности, а также усиление проверок секретности.

Любые недостатки в выполнении этих обязанностей влекут за собой упреки в адрес государственных органов со стороны партии.

В то же время, согласно измененной статье 11, местные власти также должны выделять отдельный бюджет для выполнения этих обязанностей, и это в то время, когда финансы провинциальных властей и так крайне напряжены. Очевидно, что в случае принятия Закон о государственной тайне с поправками может оказать негативное влияние на  государственные органы, особенно на местном уровне.

Поправки, внесенные в отношении пропаганды и просвещения в области секретности, также намекают на паранойю, поразившую партию-государство.

Несмотря на то, что в статьях 31 и 36 нынешнего проекта закона вскользь упоминается о просвещении и образовании сотрудников, занимающихся конспиративной работой, измененный проект в своей девятой статье предусматривает интеграцию пропаганды и просвещения в области конспирации в более широкую национальную систему образования и подготовки кадров.

Стремление запустить общенациональную кампанию по повышению осведомленности масс о секретной работе является частью более широкой волны образовательных инициатив, направленных на воспитание у рядовых китайцев чувства ответственности за национальную безопасность.

Если закон с поправками будет принят, то китайские государственные СМИ активизируют усилия по распространению пропаганды, связанной с охраной государственных секретов, а также усилят давление на местные органы власти, чтобы те проводили тренинги и образовательные программы, в которых особое внимание уделяется работе с секретами.

Паранойя также проявляется в охране критически важной информации, касающейся экономических и технологических разработок, которые стали предметом повышенной секьюритизации и оспаривания в контексте ухудшения отношений между Китаем и США.

Статья 10 проекта поправок поощряет конфиденциальность в научно-технических исследованиях и применении, например, основных технологий, и в то же время утверждает необходимость инновационных технологических достижений в самой работе по обеспечению секретности.

Это может означать использование таких критических технологий, как искусственный интеллект, для патрулирования в целях сохранения секретов, как это видно на примере его использования в Синьцзяне.

Интерпретация того, что считать технологией работы с секретами, огромна и может как препятствовать отечественному и зарубежному сотрудничеству в области науки и инноваций, так и способствовать дальнейшему внедрению технологий социального подавления во имя охраны государственных секретов.

Вполне вероятно, что измененный Закон о государственной тайне, проект которого в настоящее время открыт для публичных комментариев, будет принят после двух-трех рассмотрений Постоянным комитетом ВСНП. Его пересмотренная сфера действия станет предвестником нового внимания к внутренним репрессиям, усилит политическое давление на местные власти и создаст новые проблемы для международного партнерства в области науки и технологий.

Источник: THE DIPLOMAT

Last Updated on 30.11.2023 by iskova