Трюкачество как точная наука. Выдержки из книги “Секретная инструкция ЦРУ по технике обманных трюков и введению в заблуждение”

Трюкачество как точная наука. Выдержки из книги “Секретная инструкция ЦРУ по технике обманных трюков и введению в заблуждение”

Успешные испытания ядерного оружия, проведенные СССР в 1949 г., застали врасплох американское руководство. Это положило начало противостоянию двух ядерных держав на международной арене, что породило атмосферу неопределенности и страха. В 1954 г. на стол президента Эйзенхауэра лег совершенно секретный доклад поразительно откровенного содержания, подготовленный отставным генералом Джеймсом Дулиттлом, где в заключении говорилось:

  • «если Соединенные Штаты намереваются выжить, следует подвергнуть пересмотру давнишнюю концепцию “честной игры”. Мы должны научиться подрывной деятельности, диверсиям и уничтожению наших противников методами более искусными, более изощренными и более эффективными, чем те, что они применяют против нас. Вероятно, возникнет необходимость ознакомить американский народ с этой по существу глубоко омерзительной философией и заручиться его пониманием и поддержкой».

Отчет подтверждал угрозу западным демократиям со стороны СССР и призывал предоставить американской разведке, как наступательной, так и оборонительной, беспрецедентные для мирного времени полномочия. Врезультате ЦРУ распространило практику проведения секретных операций с Европы на страны Ближнего Востока, Африки, Латинской Америки и Дальнего Востока. Спустя почти полстолетия бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, вспоминая те далекие времена, заявил, что в 1950-е гг. только Соединенные Штаты защищали мировую свободу от коммунизма, провозглашенного Советами.

Буквально с первых дней ЦРУ приступило к организации тайных операций, а в 1951 г. было учреждено специальное подразделение — Управление техническими службами (Technical Services Staff — TSS), с целью использовать передовые технологии в разведывательных операциях.

TSS обеспечивало: <симпатические чернила для тайнописи>, изготовление фальшивых проездных и личных документов для агентов, работавших под вымышленными именами, печать пропагандистских листовок, установку скрытых микрофонов и видеокамер, создание тайников для шпионского оборудования, встроенных в предметы мебели, в портфели-дипломаты или спрятанных в одежде. Непосвященным в тонкости шпионского ремесла казалось, что в своей секретной работе ученые и инженеры из TSS подчас творят настоящие чудеса. На самом деле эта горстка специалистов ЦРУ подтверждала третий закон прогнозирования, сформулированный писателем-фантастом Артуром Кларком: «Любая достаточно развитая технология неотличима от магии».

В 1953 г. группа химиков TSS развернула исследования в новой области, чтобы отразить другую непредвиденную советскую угрозу. Длившаяся три года война в Корее достигла патовой ситуации, и одновременно появились признаки, что коалиция противника в составе Северной Кореи, Китая и СССР пошла по пути освоения искусства «контроля над сознанием».

Такого рода воздействие могло сделать солдат, а возможно, и все население восприимчивыми к коммунистической пропаганде и влиянию.

До ЦРУ дошли сведения, что СССР достиг определенных успехов в области управления сознанием и в испытании недавно открытых методов промывки мозгов, вербовки и управления поведением агентов при помощи фармакологических препаратов.

Судя по полученным данным, коммунисты с помощью комбинации психологических приемов и недавно разработанных медикаметозных средств изобрели методы дистанционного воздействия на умственные способности субъекта и контроля его «свободной воли». И хотя было известно, что кое-какие исследования в этой области, хотя и весьма ограниченные, проводились в период Второй мировой войны и после, в начале 1950-х гг., в ЦРУ никак не могли понять, что за наука лежит в основе предполагаемых достижений Советов.

Требовалось разобраться, на какой научной базе строятся методы контроля сознания, что позволило бы Америке разработать эффективные методы противодействия, а в случае надобности и применения аналогичных методов в собственных интересах.

В марте 1953 г. директор Центрального разведывательного управления Аллен Даллес доверил 34-летнему Готтлибу разработку сверхсекретного и самого щекотливого проекта периода холодной войны, получившего кодовое название MKULTRA.

Проект МКULTRA (англ. Project MKULTRA, также известен как МК-ULTRA) — кодовое название секретной программы американского ЦРУ, имевшей целью поиск и изучение средств манипулирования сознанием, например, для вербовки агентов или для извлечения сведений на допросах, в частности с помощью использования психотропных химических веществ (оказывающих воздействие на сознание человека).

(Википедия)

Даллес уполномочил Управление техническими службами (TSS) и группу химиков под руководством доктора Готтлиба развернуть работы по ряду проектов в целях «исследования и разработки химических, биологических и радиологических средств, пригодных для использования в секретных операциях по контролю над поведением человека».

Проект MKULTRA, который разветвился в конечном итоге на 149 подпроектов, на протяжении 20 лет оставался одним из самых ревностно охраняемых секретов ЦРУ.

Означенные подпроекты имели целью изучить механизм воздействия наркотиков и алкоголя на поведение человека и защитить американцев от психологической и психофармакологической обработки. Входе реализации проекта наркотики для исследований добывались нелегальным путем, клинические испытания и эксперименты проводились на людях, зачастую даже не подозревающих, что они стали подопытными кроликами, а гранты на проведение исследований предлагались лечебным учреждениям, научно-исследовательским компаниям и частным исследователям.

Тематический диапазон исследований был достаточно широк, от изобретения всевозможных вариантов «сыворотки правды» до гуманных способов нейтрализации сторожевых собак при помощи мощного транквилизатора, подмешанного в говяжий фарш. Ряд проектов сосредоточивался на исследовании малоизученных психотропных веществ, таких как ЛСД и марихуана. В результате была создана классификация потенциально опасных воздействий на человека, в том числе временно выводящих из строя, летальных и не поддающихся выявлению токсинов.

Советская разведка в 1950-е гг. испытывала куда меньше сантиментов по поводу гибели людей, будь то вследствие несчастного случая или спланированного убийства.

Новый руководитель СССР Никита Хрущев, пришедший на смену диктатору Иосифу Сталину, сохранил политику проведения “специальных операций” как ключевого элемента борьбы с лидерами антисоветских эмигрантских групп.

Первому объекту подобной операции в постсталинскую эру, украинскому националисту Георгию Околовичу удалось избежать трагической участи. Случилось так, что офицер госбезопасности Николай Хохлов, которому была поручена ликвидация Околовича, сообщил жертве о готовящемся покушении, а потом переметнулся к ЦРУ.

На сенсационной пресс-конференции 20 апреля 1954 г. Хохлов обнародовал как подробности порученной ему операции, так и экзотическое оружие, которым предполагалось убить Околовича. Это был спрятанный в пачке сигарет миниатюрный пистолет с электрическим спуском и глушителем, стрелявший начиненными цианидом пулями.

В 1957 г. последовали две операции по ликвидации врагов СССР, жертвами которых стали лидеры украинских националистов Лев Ребет и Степан Бандера. В обоих случаях исполнителем был сотрудник КГБ Богдан Сташинский.

Перебежав 1961 г. в США, Сташинский сообщил, что орудие убийства Бандеры было спрятано в свернутой газете, от которого он избавился, бросив в канал неподалеку от дома, в котором Бандера жил в Мюнхене. Анализ замаскированного в сигаретной пачке пистолета, из которого планировалось застрелить Околовича, и цианидового оружия, выловленного из мюнхенского канала, послужил для США импульсом к ускоренной разработке аналогичных средств ликвидации.

Отставной офицер Управления технических служб ЦРУ Тони Мендес описывал изощренные методы проведения агентурных операций в Москве, когда усилиям американской разведки противостояли элитные подразделения наружного наблюдения из Седьмого управления КГБ. Сначала их бдительность усыпили регулярными разъездами сотрудников американского посольства по Москве и области, причем эти перемещения всегда были одни иет же, так что «наружка» перестала тщательно отслеживать их.

Подготовка проводилась в течение нескольких месяцев, и лишь после того, как КГБ окончательно привыкал к неизменным маршрутам, офицер ЦРУ «исчезал» на обычное время, чтобы совершить тайную операцию (как правило, оставлял что-то в тайнике или отправлял письмо), прежде чем «появиться» на маршруте с незначительным отставанием от графика. У сотрудников КГБ незначительное нарушение графика подозрений не вызывало.

Как объяснил Мендес, меры по дезориентации противника основаны на том, что «боле масштабные действия служат прикрытием для мелких, так как сами по себе эти крупные действия не вызывают подозрений».

Один офицер ЦРУ, работающий за рубежом, как-то заметил, что для скрытных коммуникаций с агентурой очень полезно иметь собаку. С собакой можно совершать длительные прогулки, в том числе поздним вечером, что таит массу возможностей незаметно оставить сигнал или проверить тайник (мелкие действия). Служба наружного наблюдения со временем привыкает к регулярным ночным вылазкам подопечного, и внимание усыпляется — никому и в голову не приходит, что в это время объект занимается секретной деятельностью.

Стратегическая дезориентация становится еще эффективнее в сочетании с маскировкой и иллюзией. Например, во время Второй мировой войны известный английский иллюзионист Джаспер Маскелайн использовал свое искусство «отвода глаз» в интересах Гражданского управления по маскировке (Civilian Camouflage Directorate).

Чтобы ввести противника в заблуждение, были сделаны надувные резиновые макеты танков, а настоящие танки закамуфлировали с помощью фанерных корпусов под грузовой транспорт. Колонна фальшивых грузовиков могла скинуть камуфляж и появиться перед противником, словно по волшебству материализовавшись «из воздуха»!

Подобные операции применялись и в ходе боевых действий на море.

Так, в 1915 .г был создан противолодочный корабль-ловушка Q-boat, на вид совершенно безвредный старенький пароход, ни дать ни взять легкая добыча, на что и «купились» германские субмарины — они подошли так близко, что оказались в радиусе действия палубных орудий, умело закамуфлированных под палубные рубки и шлюпки.

Для полной иллюзии команду Q-boat обрядили в выцветшую старенькую униформу гражданского флота, а капитан и большая часть команды прятались, чтобы со стороны казалось, что на старой калоше совсем малочисленная команда.

Лишь когда субмарины противника подошли на расстояние «смертельного удара», ловушка захлопнулась, маскировочная шелуха полетела прочь, и боевой корабль предстал перед противником во всей красе убийственной огневой мощи.

Успех кораблей-ловушек Q-boat навел ЦРУ на мысль воспользоваться этим опытом.

В 1961 г. в Гонконге были закуплены обычные китайские джонки и превращены в быстроходные боевые катера. На них поставили морские дизели, оборудовали тяжелыми пулеметами пятидесятого калибра и пусковой батареей 3,5-дюймовых ракет, естественно, закамуфлированной.

С виду переоборудованные джонки выглядели как обычные, что позволяло им курсировать вдоль вьетнамского побережья севернее демилитаризованной зоны. При необходимости они могли мгновенно сбросить маскировочную личину и, прежде чем удалиться на большой скорости, садануть как следует из огневых средств.

 

Фокуснику надлежит выбирать для использования трюк, наиболее соответствующий условиям и обстановке, в которых проходит представление.

Джон Малхолланд (1898-1970), американский фокусник, писатель, издатель и агент разведки.

Для успеха разведчика (или тайного агента), как и его специальных приемов, критически важно понимание потенциально враждебных условий и «управление» ими с учетом, что «аудитория» культурно чужда исполнителю, неконтролируема, а подчас невидима.

Аналогично этому успешный сценический маг всегда отдает себе отчет, что трюк не получится, если происходящим на сцене и аудиторией не управлять сознательно.

Чем больше артист находится в поле зрения аудитории, тем меньше у него возможностей незаметно произвести какие-либо манипуляции. Например, аудитория непременно заметит, если стоящий на сцене фокусник сунет руку в карман, однако это действие можно произвести совершенно незаметно, даже находясь прямо перед носом зрителя, если рука будет вне поля его зрения.

Как и с большинством трюков, успех определяет тщательная продуманная последовательность действий, естественность их выполнения, умение сообразоваться с обстоятельствами.

Когда фокусник готовит выступление, он задается такими вопросами:

  1. «Что представляет собой сцена, где я буду выступать?»
  2. «Кто будет в зале, какая публика?»

Малхолланд учил, что к этим вопросам надо добавить еще два:

  1. «Какова цель моей операции?»
  2. «Как провести операцию скрытно, не привлекая внимания?»

Лишь имея четкие ответы на эти вопросы, можно приступать коценке предполагаемых места действия и аудитории.

Зону обзора на сцене иллюзионист организует таким образом, чтобы иметь возможность выполнять трюки, не обнаруживая перед зрителями своих манипуляций и секретного оборудования. А сценические декорации, реквизит, освещение и даже очаровательная ассистентка, невольно приковывающая к себе взгляд зрителей, еще больше отвлекают внимание от фокусника и гарантируют нужный эффект.

Исполнение трюков прежде всего зависит от способа мышления, ведь в сущности это ложь в действии. Для обмана действием требуется приложить больше усилий и ума, чем для словесной лжи, поскольку фальшивое действие более очевидно, чем несоответствие слов.

Согласитесь, на словах гораздо проще выдать себя за автомеханика, нежели продемонстрировать это на деле. Или, например, флегматику ничего не стоит заявить, будто он человек чрезвычайно нервный, но поддерживать эту иллюзию на протяжении достаточно длительного времени ему будет крайне сложно.

Прежде чем приступать к разработке трюка, следует составить точное представление о людях, которые будут его очевидцами. Конечно, речь идет не об именах или адресах этих людей, а о том, что это за люди, какова их национальная принадлежность.

Предположим, в ходе «представления» надо попросить у кого-то из окружающих часы, и вдруг выясняется, что ни у кого при себе их нет. Или, например, в ходе трюка необходимо хлопнуть зрителя по спине, а все зрители — индусы, для которых такая фамильярность оскорбительна.

Это реальные примеры из практики, когда незнание особенностей культурной среды, в которой проходила тайная операция, стало препятствием для ее успешного осуществления. Чем больше исполнитель трюка знает об очевидцах, тем больше шансов, что все пройдет без сучка без задоринки.

Утверждение о том, что способность к трюкам связана с образом мышления, требует существенного уточнения, так как подспудная идея, которой руководствуется исполнитель трюка, должна быть приемлема для наблюдателя.

Это означает, что она никоим образом не должна идти вразрез с принятыми нормами поведения и обычаями и не должна стать причиной лишнего внимания. Что-либо необычное впоступках или словах (имеется ввиду необычное для того, кто это видит или слышит) сейчас же привлечет внимание, а следовательно, этого нельзя допускать.

Даже если внимание наблюдателя сосредоточено на действиях во время исполнения трюка, хотя он не подозревает, что это трюк, позже наблюдатель может припомнить увиденное и заподозрить что-то.

Дивергентное мышление — этим словосочетанием лучше всего охарактеризовать подход, необходимый при планировании трюков.

Это означает, что нужно продумать слова или действия, которые вроде бы и касаются интересующего предмета, а на самом деле отвлекают от него внимание. Поскольку комментарий затрагивает предмет, остается незамеченным то, что на деле он скорее уводит от темы, нежели сосредоточивается на ней.

Театральные возможности при искусном их использовании обеспечивают сценическому магу существенные преимущества. Благодаря правильно поставленному свету внимание аудитории фокусируется на видимых деталях, которые призваны усилить эффект иллюзии, а все, что не предназначено стороннему глазу, спрятать. Реквизит и материалы, необходимые артисту в процессе выступления, заранее подготавливаются. Доступ на сцену преграждается, чтобы никто посторонний не мог проникнуть и подсмотреть секреты фокусника.

Офицер разведки лишен таких преимуществ, поскольку место действия или его «сцена» зависит от требований секретной операции, и потому практически отсутствует возможность контролировать аудиторию, освещение и зону видимости. Как бы тщательно ни был спланирован и отрепетирован тайный «трюк» разведчика, при его исполнении всегда найдется место случайностям. Невидимые и непрошеные очевидцы, как и тайная слежка контрразведки, могут разоблачить секретную операцию, что для разведчика и его агента чревато гибельными последствиями.

Так что необходимы дополнительные предосторожности.

Для достижения полного эффекта иллюзии и разведчик, и иллюзионист пользуются аналогичными навыками и приемами сценического менеджмента. Реальность подменяется правдоподобием, чтобы скрыть истинные цели и убаюкать внимание наблюдающих. Чтобы все прошло без сучка без задоринки, и фокуснику, и тайному агенту надлежит тщательно спланировать исполнение, до седьмого пота отрепетировать и мастерски исполнить.

Классическим примером операции ЦРУ, потребовавшей безошибочного сценического менеджмента для тайной эксфильтрации, стала операция по вызволению из Ирана шестерых американских дипломатов, которым в ноябре 1979 г. пришлось скрываться за пределами американского посольства в Тегеране, после того как здание посольства было захвачено иранскими «студентами» и основной состав дипломатов попал в заложники.

Мендес, который вту пору возглавлял отдел маскировки Отдела технических служб (Office of Technical Service, OTS) ЦРУ, адаптировал методику эксфильтрации к конкретной ситуации.

Для осуществления операции по спасению Мендес с помощью лауреата премии Американской академии киноискусства, известного голливудского специалиста по гриму Джона Чемберса придумал великую иллюзию.

Была создана фиктивная кинокомпания Studio Six Productions, которая якобы снимает фильм в стиле фэнтези под названием Agro. Студия объявила, что съемки будут проходить в Иране и съемочная группа отправится на место, чтобы выбрать подходящую натуру в окрестностях Тегерана.

Обманутое этой уловкой иранское правительство, как и рассчитывал Мендес, должно было удовлетворить просьбу съемочной группы в надежде, что готовность к сотрудничеству с голливудской компанией несколько смягчит дурную международную славу Ирана после захвата посольства иностранного государства.

Входе подготовки сцены действия Мендес открыл студию по кинопроизводству в одном из павильонов киностудии Columbia в Голливуде и для пущего правдоподобия запустил рекламу на целую страницу в ведущем издании американской киноиндустрии, голливудской газете Variety. Мендес выдал себя за европейского кинематографиста, под вымышленным именем получил визы в иранском посольстве в Швейцарии и с группой коллег в январе 1980 г. направился в Тегеран.

Установив контакт с шестерыми дипломатами, скрывавшимися в канадском посольстве, Мендес объяснил им, как под прикрытием съемочной группы и при помощи маскировочного грима и сфабрикованных канадских паспортов их вывезут через тегеранский аэропорт.

До конца недели Мендес со товарищи трудились над изготовлением «новых» канадских паспортов с поддельными иранскими выездными визами. Каждому из шести дипломатов предстояло при помощи косметических средств и грима предстать в новом облике в стиле Голливуда.

Один консервативный дипломат обзавелся снежно-белой шевелюрой, уложенной в соответствии с последним писком моды. Как описывал Мендес, после переодевания «[дипломат] оказался в брюках в облипку без карманов и в синей шелковой сорочке, расстегнутой до середины волосатой груди и открывавшей взору золотую цепь с медальоном. Когда дипломат прошелся по комнате в наброшенном на плечи пальто, развевающемся, словно пелерина, у него был вид записного голливудского щеголя».

Для шести дипломатов, изображающих съемочную группу, заказали авиабилеты на рейс авиакомпании Swissair, вылетавший ранним утром 28 января 1980 г. из тегеранского аэропорта Мехрабад. Мендес и его помощники прибыли в аэропорт в 5.30 утра, чтобы заранее «подготовить сцену», пока сотрудники таможенного и паспортного контроля будут сонные как мухи, а представители революционной стражи, самый потенциально опасный источник проблем, будут еще в постели. 

На багаже беглецов красовались бирки и наклейки с изображением эмблемы Канады, красного кленового листа; возле «киношников» на «сцене» в виде зала вылета отирался сам Мендес, впечатляя случайных зрителей «голливудскими разговорами», что придавало ситуации еще больше достоверности. Спектакль отлично дополняли манеры и одежда преобразившихся дипломатов, и после полудня они без всяких приключений прибыли в швейцарский Цюрих и обрели свободу.

Комментируя метод эвакуации американских дипломатов, иллюзионист Джим Стейнмейер отметил:

  • «Импровизация Мендеса основывалась на тщательно отрепетированных сценах, на кропотливой работе с документами, на продуманной легенде для каждого участника операции и всестороннем изучении ситуации. Если шестерым американцам позволили непринужденно разгуливать по залу аэропорта у всех на виду, то это всецело благодаря тому, что инсценировка была превосходно подготовлена, асам спектакль мастерски сыгран. Это было доказательство правоты иллюзиониста Гарри Келлара, хваставшего, что, когда публика зачарована им, он “и слона проведет по сцене, и никто не заметит”».

Начинающих фокусников пленяют ярко раскрашенные коробки, увиденные ими когда-то в детстве на полках в лавке чудес, — реквизит для трюков, при помощи которого можно, кажется, сделать что угодно. Набравшись мастерства, они начинают понимать, что никакой технический реквизит не заменит простого умения… ловкости рук.

Джон Стейнмейер, «Как спрятать слона»

Трюки, которые успешно выполняются за счет ловкости рук и создают иллюзию, задействуют психологию, введение в заблуждение и естественную последовательность движений. Фокусник и шпион дезориентируют аудиторию, заставляя смотреть в нужном им направлении, чтобы отвлечь внимание от тайного действия.

Мозг человека способен в каждый конкретный момент концентрироваться только на одной мысли, а следовательно, управляя визуальным восприятием событий, происходящих вокруг него, можно внедрить в его сознание ложные представления и обмануть память.

Например, Малхолланд учил офицеров, что зажженная спичка в момент прикуривания отвлекает внимание и маскирует движение другой руки, подбрасывающей таблетку. Внимание концентрируется на язычке пламени, и это мешает заметить тайное действие.

При помощи ловкости рук можно усовершенствовать тайную операцию и другим, опосредованным путем.

Например, работающие под прикрытием агенты часто сталкиваются с трудностями, когда надо стать своим в группе людей, подозрительно воспринимающих чужаков. Одно из решений проблемы внедрения — простенький трюк под названием «чудо-подставка под пивную кружку», которая помогает привлечь внимание объекта и «войти с ним в контакт».

Что для этого нужно?

Берется свернутая 50-долларовая купюра и помещается в разрезанную бритвой на два слоя картонную фирменную подставку под пиво Heineken. Потом подставку склеивают и на время кладут под пресс (можно в книгу), чтобы она просохла.

Оперативник тем временем каждый вечер заходит в пивной бар, где в одиночестве потягивает пиво и при этом неторопливо разрывает пополам картонные подставки Heineken, лежащие стопкой на стойке.

Бармен в конце концов интересуется, зачем он это делает, а тот отвечает, что «компания Heineken проводит промоакцию, помещая 50-долларовые купюры в обычные картонные подставки под пивные кружки».

Какое-то время спустя оперативник, используя ловкость рук, незаметно подкладывает в стопку заранее подготовленную подставку. Продолжая свое развлечение, он наконец доходит до подброшенной им подставки, рвет её и — о чудо, вот она, заветная бумажка в 50 долларов!

Счастливчик демонстрирует бурный восторг, привлекая всеобщее внимание, и на радостях заказывает пиво всем присутствующим в баре. Естественно, посетители собираются вокруг него!

И хотя внимание привлекла подставка с сюрпризом, успех представления определяется сценическим менеджментом и ловкостью рук.

Для успеха постановки фокуса иллюзионисты часто привлекают к работе дублеров, близнецов, прибегают к полному маскараду, до неузнаваемости меняя облик, или используют маскировочный реквизит.

В ЦРУ специалисты по маскировке находят эффективные решения по изменению внешности, опираясь на навыки, освоенные в Голливуде. Как и в случае сценического перевоплощения, чем меньше времени человек будет на глазах наблюдателей, тем менее изощренной должна быть маскировка.

Легкая маскировка требует лишь парика, очков, родинки, усов и/или бороды, накладок на зубы и определенных предметов одежды. Такой маскарад применяется в разведке, например в случаях, когда надо встретиться с неизвестным добровольцем, который ищет встречи «с кем-нибудь из американской разведки».

В подобных случаях сотрудник ЦРУ прибегает к легкой маскировке для изменения внешнего облика, чтобы впоследствии не быть узнанным террористами или представителями местной контрразведки.

Однако на случай, если выяснится, что «доброволец» обладает ценной информацией и качествами, необходимыми, чтобы в будущем стать агентом, его было необходимо защитить, и легкая маскировка сотрудника ЦРУ помогала «добровольцу» не обращать на себя внимания, пока он покидает место встречи.

ФБР годами применяло методы маскировки в ходе контрразведывательных операций для сбора улик против американцев, работавших на советскую разведку и полагавших, что они успешно вышли из игры. Переодетый и замаскированный сотрудник ФБР, говоривший с заметным восточноевропейским акцентом, одетый в плохо подогнанный костюм, явно сшитый в какой-нибудь стране Восточного блока, старался «восстановить контакты» с бывшим агентом”. И хотя «отставные шпионы» поначалу настораживались, грамотный сценический менеджмент и обезоруживающие вопросы вроде: «Должны ли мы вам еще денег?», в конце концов заставляли бывшего агента проболтаться.

На подготовку сложных номеров фокусник выделяет достаточно времени, чтобы отточить каждое движение и довести представление до совершенства.

Другое дело секретный агент – любой, даже малейший промах для него губителен, и если иллюзионист, работая «вживую», за оплошность расплатится мимолетным конфузом, то агент заплатит жизнью.

 

Источник: Секретная инструкция ЦРУ по технике обманных трюков и введению в заблуждение. / Кит Мелтон, Роберт Уоллес; Пер. с англ. – 2е- изд. —М:. Альпина нон-фикшн, 2011.

 

Last Updated on 07.12.2023 by iskova

Добавить комментарий