Борьба с тенью на фоне воздушных зáмков. Страсти по Булгакову.

Борьба с тенью на фоне воздушных замков

Страсти по Булгакову.

В апреле 2024 года экспертная комиссия Украинского института национальной памяти (УИНП) опубликовала “Экспертное заключение о принадлежности объектов (географических объектов, названий юридических лиц, памятников и памятных знаков), посвященных русскому писателю М. А. Булгакову (1891-1940) к символике российской имперской политики”. (с полным текста документа (перевод с украинского) можно ознакомиться в конце этой статьи)

Первое впечатление:

 

ДЕТАЛИ

Согласно данному документу, русский писатель Михаил Булгаков признан символом “российской имперской политики”.

Упоминания о нем в публичном пространстве Украины “подлежат деколонизации”.

Комменитируя вышеупомянутое “экспертное заключение” комиссии, глава Украинского института национальной памяти некий Антон Дробович считает, что дальнейшее пребывание в публичном пространстве установленных в честь Булгакова памятников, памятных знаков является пропагандой российской имперской политики.

Он также отметил, что человек, отказавший украинскому обществу в праве на существование и допускавший высказывания вроде «второстепенные славянские народы», не должен быть прославлен в украинском публичном пространстве.

«Нет никакого вычеркнуть всё и забыть. Эта конкретная экспертиза, которую провели академические исследователи, касается только называния улиц и юридических лиц. Читать — пожалуйста, исследовать — пожалуйста. В школьной программе есть Собачье сердце — читайте. Но человек, который отказал украинскому обществу, украинской нации в уважении и праве на существование, не поддерживал украинский проект категорически, насмехался над языком, позволял себе пассажи типа «второстепенные славянские народы» — был самым настоящим имперским шовинистом. Он не может быть прославлен и нормализован в публичном пространстве. Это не касается чтения книг, особенно антисоветских, которые тоже у него сильный мотив.  — пожалуйста, это разные вещи. Не прославляем, но наследие изучаем и исследуем», — заявил Антон Дробович.

Глава Института национальной памяти пояснил, что в Украине не должно быть никаких памятников и никаких названий улиц в честь Булгакова.

«Решение, по сути, подчеркивает, что по закону есть запрещенные для пропаганды символы советского и имперского периода, которые не должны использоваться в публичной плоскости. То есть не глорифицироваться, не устанавливаться памятники, не называться улицы и так далее. Все это должно быть изъято из публичной плоскости», — добавил он.

Из Википедии:

Украинский институт национальной памяти (УИНП) (укр. Український інститут національної пам’яті) — центральный орган исполнительной власти по реализации государственной политики в сфере восстановления и сохранения национальной памяти, деятельность которого направляется и координируется Кабинетом Министров Украины через Министра культуры.

До 23 июля 2008 года имел специальный статус.

Создан по инициативе В. А. Ющенко с основными задачами «воссоздание справедливой истории украинской нации» и «формирование и реализация государственной политики в этом направлении».

Основными задачами Института задекларировано:

  • усиление внимания общества к истории Украины,
  • обеспечение всестороннего изучения этапов борьбы за восстановление государственности Украины в XX веке,
  • осуществление мероприятий по увековечению памяти участников национально-освободительной борьбы, жертв голодоморов и политических репрессий, проведение декоммунизации.

А что же  “лично” ГАРАНТ молвил ” мовю оригіналу”:

 

Подавляющее большинство людей… не способно самостоятельно думать, а только веровать, и… не способно подчиняться разуму, а только власти.

Артур Шопенгауэр

Обращаем внимание наших читателей: этот, с позволения сказать, институт имеет в Украине статус центрального органа исполнительной власти. (!)

Давайте разбираться.

На сегодняшний день в системе центральных органов исполнительной власти Украины насчитывается 74 учреждения, а именно:

  • 19 министерств,
  • 23 государственных и национальных служб,
  • 16 государственных и национальных агентств,
  • 5 государственных инспекций,
  • 11 прочих центральных органов исполнительной власти.

В число последних “прочих” как раз и входит приснопамятный  Украинский институт национальной памяти.

Подумаешь, скажут скептики, одним бесполезным институтом больше, одним меньше.  В Украине и без того масса бесполезных государственных и окологосударственных учреждений, занимающихся неизвестно чем.

Но дело здесь не только и не столько в УИНП.

Эпизод из фильма «Жених с того света» (комедия, реж. Леонид Гайдай, 1958 г.) («КУКУ» -Кустовое управление курортными учреждениями)

 

Главным вопросом сегодня, ни много ни мало, является эффективность нынешней модели государственного управления Украины. 

В народе говорят: пока гром не грянет – мужик не перекрестится.

В Украине, по-видимому, крестятся только рядовые граждане. Чиновники же не верят ни в Бога, ни в чёрта. Их религия – власть и собственный карман. И служат они не народу Украины, а свою – чёрную мессу.

Казалось бы – война в самом разгаре, все вокруг рушится – самое время провести оптимизацию государственного аппарата. Ан нет – государственные органы и дальше плодятся, как грибы после дождя.

Феномен? Ничуть. Всё логично. Любая система стремится к самосохраниению, даже прогнившая насквозь.

Украинские власти в этом хорошо преуспели, в плане самосохранения. Опора на народ скоротечна и ненадежна, вот и приходится власти предержащим искать поддержку в собственных, так сказать, “внутренних резервах”.

Эпизод из французского фильма «Кто есть кто» (1979)

Война пришла в дом каждого рядового украинца. Но не в дома чиновников, депутатов, прокуроров, судей и прочей “национальной элиты”. Для них (избранных) народ в своей совокупности – так, расходный материал, биогумус.

Об этом свидетельствует, в том числе, отказ власти от президентских выборов («картельный сговор» всех трех ветвей власти: законодательной, исполнительной и судебной), а также принятие нового закона о мобилизации.

Как говорится, всё для своих друзей и родственников, а для народа – закон.

 Но и здесь вопрос уже даже не в них.

Главный же вопрос сегодня, это как долго может просуществовать государство с неэффективной моделью государственного управления?

Вопрос для Украины здесь не риторический, а экзистенциальный. 

Товарищи, кольцо сомкнулось уже!

Кто верен нам, беритесь за оружье!

Дом горит, дом горит!

Братец, весь в огне дом,

Брось горшок с обедом!

До жранья ль, товарищ?

Гибнет кров родимый!

Эй, набат, гуди, мой!

Иван Бунин. «Окаянные дни»

(1919 год. Стихи в «Известиях»)

ДоПосле

И еще об украинских чиновниках.

Поговаривают, что некоторые облюбовали киевский музей Булгакова для частных вечеринок и закрытых ночных гуляний – с песнями, плясками, водкой и девками.

Как же прав был Михаил Афанасьевич! Разруха не в клозетах, а в головах. 

«[ 22 апреля 1919 года, Одесса] … По странно пустым, еще светлым улицам, на автомобилях, на лихачах, – очень часто с разряженными девками, – мчится в эти клубы и театры (глядеть на своих крепостных актеров) всякая красная аристократия: матросы с огромными браунингами на поясе, карманные воры, уголовные злодеи и какие-то бритые щеголи во френчах, в развратнейших галифе, в франтовских сапогах непременно при шпорах, все с золотыми зубами и большими, темными кокаинистическими глазами…»

Это из Бунина.

(И. Бунин. Дневники. «Окаянные дни»)

 

Дай человеку власть, и ты узнаешь кто он.

Наполеон I Бонапарт

8 апреля 2024 года Музей Булгакова в Киеве ответил на решение “Института национальной памяти”, который внес писателя в список “украинофобов”. 

Восемь из девяти подписантов экспертизы, заявляют в музее, не специалисты в литературоведении, поэтому не могут давать компетентные оценки Булгакову и его творчеству.

Музей пишет, что эксперты, будучи непрофильными специалистами, просто приписали Булгакову взгляды его персонажей. 

“Авторы приписывают высказывания литературных персонажей произведений Булгакова ему самому и его семье в категоричной, эмоционально и отрицательно окрашенной форме”, – пишет музей.

Он напоминает, что герои Булгакова не только критикуют петлюровцев, но говорят также и о “бандах красных”, “офицерах-москалях” и “ненависти” к Керенскому. 

Также эксперты ИНП проигнорировали исторический контекст, в котором писал Булгаков. И вместо этого “персона Булгакова прямо объединяется с современными агрессивными идеологами и пропагандистами России” (в своей экспертизе “Институт” пишет, что ряд произведений Булгакова “полностью резонирует с нарративами нынешних кремлевских пропагандистов Дугина, Соловьева, Скабеевой”).

Сотрудников музея – главных специалистов по писателю в Украине – к составлению экспертизы не пригласили. 

Далее музей опровергает ряд выводов о Булгакове, которые сделал “Институт нацпамяти”.

В частности, ИНП пишет, что писатель дезертировал из армии УНР, куда был мобилизован, и вступил в ряды “белой” Добровольческой армии в силу “преданности монархизму”.

Музей заявляет, что это ложь, и в Добровольческую армию Булгаков был так же насильно мобилизован. Кроме того, данные о его “преданности монархизму” никакими документами не подтверждаются. 

Также “Институт” утверждает, что семья Булгакова приехала в Киев из России “для колониальной деятельности”. Музей отвергает это и пишет, что отец писателя Афанасий Булгаков приехал в Киев учиться в Киевской духовной академии. А семью он создал уже после переезда, и все дети Булгаковых родились в Киеве. 

Фейком музей считает и утверждение ИНП, что Булгакова и его семью “раздражал” украинский язык. Его сестра Елена выбрала украиноязычное обучение в педагогическом институте, а крестным отцом писателя был историк украинской литературы Николай Петров. Сам Булгаков регулярно использовал в частной переписке украинские слова и выражения, причем в позитивном контексте. 

Также музей отвергает “симпатии к большевикам”, которые приписали Булгакову в ИНП. “Булгаков настолько “симпатизировал” большевикам, что его произведения перестали печатать и изъяли из публичных библиотек еще в 1929 году”, – заявили в музее. 

“Булгаков ни в Российской империи, ни в СССР не был сотрудником уполномоченных органов по реализации российской имперской колониальной политики, не был членом политических партий, общественных движений или организаций, исповедовавших эту политику, не осуществлял такую деятельность лично”, – пишет музей, оспаривая тезис, что писатель подпадает под украинские запретительные нормы.

Музей также напоминает, что Михаил Булгаков – наиболее узнаваемый киевлянин во всем мире, и 28 лет своей жизни прожил в украинской столице.

 

Комментарий профессора Георгия Касьянова на решение Института национальной памяти:

Еще раз прочитал “экспертное заключение” о Булгакове от “экспертов” УИНП. Мои выводы по данному заключению.

1. От этого документа за километр разит словарем и стилистикой идеологических чисток 1946 – 1951, эпохи борьбы с “украинским национализмом” и “космополитизмом”. Помню, как один из тогдашних историков называл Хемингуэя “капиталистическим шакалом, из пасти которого пахнет империализмом”.

2. От этого документа так же разит так называемыми “закрытыми рецензиями” 1960-х – 1970-х, которых я когда-то начитался, когда работал над книгой о диссидентах.

3. Авторы (среди которых я с легким удивлением нашел вроде как вполне порядочных историков) отождествляют литературно-художественные тексты со взглядами автора, то есть не ознакомлены с базовой исследовательской процедурой – отделение текста от автора. Не удивлюсь, что они, прочитав “Лолиту”, будут считать Набокова педофилом.

4. Авторы ссылаются на тексты, которые они не читали. Ссылаясь на рассказ “Я убил,” они утверждают, что  “Рассказ содержит идеологию фашизма: раненого военного врача-украинца только за его национальную принадлежность убивает персонаж-врач, альтер эго Булгакова.

Автор, врач по специальности, художественно смакует момент убийства и, руководствуясь идеей этноцида, доказывает абсурдный тезис: «врачебную присягу, кодекс Гиппократа можно переступить».

На самом деле герой рассказа убивает военного, садиста, который подвергает экзекуциям и пыткам арестованных, и только что отдал приказ бить шомполами женщину, мужа которой только что расстреляли по его приказу, более того, собирается убить самого героя. То есть эксперты просто тупо врут, об их стилистике в стиле рабфаковца, который пишет донос на своего преподавателя, можно было бы и не упоминать.

5. В более широком плане автор этого приснопамятного документа транслирует все те заскорузлые комплексы неполноценности, присущие определенной части нашей патриотически-диванной общественности. Иронию, сарказм они воспринимают как проявления украинофобии. Таким образом они запишут в украинофобы любого, хоть того же Остапа Вишню.

6. Пассажи вроде “семейный импринтинг” вообще отголоски социального расизма. То, что авторы, обвиняя Булгакова на основании художественных текстов в украинофобии, сами демонстрируют пещерную ксенофобию, они, конечно, не замечают.

7. Булгаков действительно замечал лишь забавное и негативное в украинстве. Ожидать от человека его культуры и среды чего-то другого было бы странно. Такие люди и такое отношение – это такая же часть украинской истории, как и самые преданные патриоты (впрочем, как и эти диванные патриоты). Можно выбросить эту часть нашей истории, но надо знать, что ее подберут те, которые охотно воспользуются ею против нас.

8. Моральный кретинизм, безвкусица и дубовый язык этого “экспертного заключения” указывают на то, что его автор(ы) сами вполне могут быть “героями” булгаковских сарказмов.

Гео́ргий Влади́мирович Касья́нов (20 апреля 1961, Челябинск, РСФСР) — украинский историк, доктор исторических наук, профессор, заведующий отделом новейшей истории и политики (2003—2021) Института истории Украины Национальной Академии наук Украины, профессор кафедры истории Киево-Могилянской академии. Директор образовательных программ Международного фонда «Возрождение» (2000—2013), Директор благотворительного фонда «Институт развития образования», Президент Международной ассоциации гуманитариев (2013—2018). Руководитель Лаборатории международных исследований памяти, Университет Марии Кюри-Склодовской (Люблин, Польша).

Патриотизм в самом простом, ясном и несомненном значении своем есть не что иное для правителей, как орудие для достижения властолюбивых и корыстных целей, а для управляемых — отречение от человеческого достоинства, разума, совести и рабское подчинение себя тем, кто во власти. Так он и проповедуется везде, где проповедуется патриотизм. Патриотизм есть рабство.

Лев Толстой

 

Нормальный человек власти не желает, следовательно, власть всегда у ненормальных.

Джордж Оруэлл


Перевод с украинского

Украинский институт национальной памяти 

Экспертное заключение о принадлежности объектов (географических объектов, названий юридических лиц, памятников и памятных знаков), посвященных русскому писателю М. А. Булгакову (1891-1940) к символике российской имперской политики

Нормативно-правовое основание экспертизы: часть 2 статьи 6 Закона Украины “Об осуждении и запрете пропаганды имперской политики в Украине и деколонизации топонимии” № 3005-ІХ от 21 марта 2023 г. с изменениями, внесенными Законом № 3097-IX от 03.05.2023 г.; подпункт 17-3 пункта 4 Положения об Украинском институте национальной памяти, утвержденного постановлением Кабинета Министров Украины от 12. 11.2014 № 684 “Некоторые вопросы Украинского института национальной памяти”; Положение об Экспертной комиссии Украинского института национальной памяти по вопросам реализации норм Закона Украины “Об осуждении и запрете пропаганды российской имперской политики в Украине и деколонизации топонимии”, утвержденное Приказом Министерства культуры и информационной политики Украины от 25. 07.2023 № 399 “Об утверждении Положения об Экспертной комиссии Украинского института национальной памяти по вопросам реализации норм Закона Украины “Об осуждении и запрете пропаганды российской имперской политики в Украине и деколонизации топонимии”” с изменениями, внесенными согласно Приказу Министерства культуры и информационной политики Украины № 429 от 15. 08.2023 № 429, Приказ Украинского института национальной памяти от 05.10.2023 № 35 “Об образовании Экспертной комиссии по вопросам определения принадлежности объектов к символике российской имперской политики”.

Определение терминов в понимании статьи 2 Закона:

российская имперская политика (российская колониальная политика) – система мероприятий, осуществлявшихся органами управления, вооруженными формированиями, политическими партиями, негосударственными организациями, учреждениями, предприятиями, группами или отдельными гражданами (подданными) Российской империи, Российской республики, Российского государства, Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, Союза Советских Социалистических Республик, Российской Федерации, направленных на подчинение, эк

пропаганда российской имперской политики – публичная глорификация или оправдание российской имперской политики, распространение информации, направленной на оправдание российской имперской политики, а также публичное использование продукции, содержащей символику российской имперской политики, публичное отрицание преступлений (репрессивных мер) против украинского народа;

русификация – составляющая российской имперской политики, направленная на навязывание использования русского языка, пропаганда русской культуры как высших по сравнению с другими национальными языками и культурами, вытеснение из употребления украинского языка, сужение украинского культурного и информационного пространства;

украинофобия – дискриминационные действия, публично высказанные призывы, в том числе в медиа, в литературных и художественных произведениях, отрицающие субъектность Украинского государства, украинской нации, борьбу против покорения, эксплуатации, ассимиляции Украинского народа, а также правомерность защиты политических, экономических, культурных прав Украинского народа, развития украинской национальной государственности, науки, культуры, презирают исконные этнокультурные признаки украинцев, игнорируют украинский язык и культуру.

символика российской имперской политики – символика, включающая, в том числе, изображения, памятники, памятные знаки, надписи, посвященные лицам, которые публично, в том числе в медиа, в литературных и других художественных произведениях, поддерживали, глорифицировали или оправдывали российскую имперскую политику, призывали к русификации или украинофобии (кроме изображений, памятников, памятных знаков, надписей, посвященных лицам, связанным с защитой политических, экономических, культурных прав украинского народа, развитием украинской национальной государственности, науки, культуры); изображения, надписи, связанные с глорификацией и оправданием российской имперской политики; названия областей, районов, населенных пунктов, объектов топонимии населенных пунктов, предприятий, учреждений, организаций на территории Украины, которым присвоены имена или псевдонимы лиц, которые публично, в том числе в медиа, в литературных и других художественных произведениях, поддерживали, глорифицировали или оправдывали российскую имперскую политику, призывали к русификации или украинофобии, названия событий, связанных с реализацией российской имперской политики, названия российских городов и других географических, исторических и культурных объектов Российской Федерации, не связанные непосредственно с защитой политических, экономических, культурных прав украинского народа, развитием украинской национальной государственности, науки, культуры или с культурой порабощенных народов Российской Федерации.

Предмет экспертизы: соответствие объектов (географических объектов, названий юридических лиц, памятников и памятных знаков), посвященных русскому писателю Булгакову М. А. (1891-1940) требованиям Закона Украины “Об осуждении и запрете пропаганды российской имперской политики в Украине и деколонизации топонимии” (далее – Закон).

Булгаков Михаил Афанасьевич (1891-1940) – российский и советский прозаик и драматург, врач. Родился в Киеве в семье выходца из Орловской губернии Афанасия Булгакова. Окончил медицинский факультет Университета св. Владимира в Киеве, в 1916-1919 годах работал хирургом в госпиталях Красного Креста в Каменце-Подольском и Черновцах, земским врачом в Смоленской губернии, венерологом в Киеве. С 1921 г. и до смерти жил в Москве. Все произведения Булгакова написаны на русском языке, среди самых известных – романы “Мастер и Маргарита”, “Белая Гвардия” (и пьеса “Дни Турбиных” по мотивам романа), “Собачье сердце”.

Михаил Булгаков – имперец по мировоззрению, ярый украинофоб (украинофоб, по Большому толковому словарю украинского языка – это “противник, ненавистник украинцев и всего украинского”). Писатель, несмотря на годы жизни в Киеве, презирал украинцев и их культуру, ненавидел украинское стремление к независимости, негативно отзывался о становлении Украинского государства и его руководителей. Среди всех российских писателей того времени стоит ближе всего к нынешним идеологемам путинизма и кремлевского оправдания этноцида в Украине. Мировоззренчески был на позициях российского империализма, белогвардейщины, одобрял экспансию российского коммунизма.

В 1919 дезертировал из армии УНР, куда был мобилизован военным врачом и присоединился к Добровольческой армии исключительно из соображений собственной преданности монархизму и Российской империи. Позднейшая легкая критика советской власти не помешала его симпатиям к большевикам (воспевал захват красными Киева и уничтожение борцов за Украину – “мерзких петлюровцев”) и преклонению перед И. Сталиным.

Навязчиво декларируемое им пренебрежение к Украине укоренено в том, что его семью прислали в Киев из Орловской губернии для колониальной деятельности. Отец, русский богослов, преподаватель Киевской духовной академии, был цензором, занимался притеснениями украинской культуры. Сознательную стратегию блокирования права украинской нации на отдельный от России путь продолжил и его сын.

Тенденциозность Михаила Булгакова выразительна – идеологические акценты его прозы свидетельствуют о предвзятости автора к украинскому миру. С позиций российской мании величия и отстаивая единую неделимую империю, он в произведениях не подает ни одного положительного персонажа-украинца, пародирует или насмешливо искажает украинский язык, смеется над украинской автокефальной церковью, отрицает само существование украинской нации. Антиукраинское содержание пьесы “Дни Турбиных” отмечали отечественные художники еще в феврале 1929 г. на съезде советских украинских и русских писателей в Москве.

Реконструкция М. Булгаковым реальных событий Украинской революции 1917-1921 годов в рассказе “В ночь на 3-е число” (1922) происходит с позиций откровенного врага украинцев, украинской государственности и языка. Гротескное изображение воинов 1-ого полка Синей дивизии, их униформы и внешности, пародийные сцены общения, четко декларируемая ненависть автора имеет резко выраженную антиукраинскую направленность – практически агитационную. А в романе “Белая гвардия” устами Алексея Турбина Михаил Булгаков так представляет свое отношение к главе Украинского Государства гетману Павлу Скоропадскому: “Я бы вашего гетмана … за устройство этой миленькой Украины, повесил бы первым! Хай живет вильная Украина от Киева до Берлина! Полгода он издевался над русскими офицерами, издевался над всеми нами. Кто запретил формирование русской армии? Гетьман. Кто терроризировал русское население этим гнусным языком, которого и на свете не существует? Гетьман. Кто развел всю эту мразь с хвостами на головах? Гетман”. Булгаковские описания воинов Армии УНР (“петлюровцев”) являются источником более поздних их карикатурных изображений в коммунистической прессе, а после полной реабилитации писателя в СССР его тексты, поддержавшие парадигму российского шовинизма, в значительной мере способствовали формированию антиукраинской кампании в РФ, стали одними из катализаторов сегодняшней российско-украинской войны.

Антигуманный дискурс рассказа “Я убил” (1926) полностью резонирует с нарративами нынешних кремлевских пропагандистов Дугина, Соловьева, Скабеевой и является прототекстом сегодняшних призывов к уничтожению украинцев. Рассказ содержит идеологию фашизма: раненого военного врача-украинца только за его национальную принадлежность убивает персонаж-врач, альтер эго Булгакова. Автор, врач по специальности, художественно смакует момент убийства и, руководствуясь идеей этноцида, доказывает абсурдный тезис: врачебную присягу, кодекс Гиппократа можно переступить.

Семейный импринтинг Булгакова через цензора, который преданно служил делу запрета украинского языка, обусловил тот факт, что писатель и его окружение принципиально не признавали существование украинского языка. “Гнусный язык”, “диковинная”, “неправильная”, “смешная” украинская речь их раздражала, прицельное издевательство над ней ведут так называемые положительные герои булгаковских текстов. В 19-м разделе журнальной, ранней редакции “Белой гвардии” (1925) говорится о том, что украинский язык придумал В. Винниченко, что на этом языке “никакой дьявол не говорил”. Известная калька этой формулы “Украину придумал Ленин” и другие подобные лозунги вживляются в сознание населения разных стран. Булгаков – один из тех, кто положил начало нынешним идеологическим манипуляциям своим отрицанием существования миллионов украинцев, украинской литературы и культуры.

Писатель-шовинист дискредитирует и кобзарскую традицию: сценой возле Софийского собора с отвратительно-уничтожающей характеристикой украинских песен и их исполнителей он отрицает гуманистические ценности в целом. М. Булгаков и нобелианты И. Бродский (“На независимость Украины”), А. Солженицын (“Как нам обустроить Россию”) отказывались от гуманизма, как только доходили до украинского вопроса.

Неприкрыто пренебрежительным является отношение Булгакова вообще ко всем украинцам, даже к тем, которым он был обязан своим устроенным бытом. Так, в “Белой гвардии” прототипом одного из персонажей является украинец Василий Листовничий, владелец дома на Андреевском спуске, который арендовали Булгаковы. Изображенный как буржуй, приспособленец, жадный трус, он предстает слишком далеким от персоны Листовничего. Его дочь, Инна Листовничая, возмущалась, протестовала против такого карикатурно искаженного портрета отца. Для домовладельцев, киевских интеллигентов, писатель не нашел доброго слова. Несмотря на это, именно в доме Листовничего функционирует музей его антагониста – того, кто декларировал ненависть к демократическому украинскому государству, создал негативные стереотипы “петлюровцев”, пропагандистские штампы относительно языка и культуры и тем поддерживал и оправдывал российскую имперскую политику.

Итак, Михаил Булгаков предвзято и выразительно негативно относился ко всему украинскому – украинцам, их языку, культуре, праву на собственное государство и т.п., а его творчество непосредственно связано с глорификацией российской имперской политики и нескрываемой украинофобией. Присвоение его имени географическим объектам, названиям юридических лиц, объектам топонимии, а также установление в его честь памятников и памятных знаков в Украине было воплощением русификации – составляющей российской имперской политики, направленной на навязывание использования русского языка, пропаганду русской культуры как высших, по сравнению с другими национальными языками и культурами, вытеснение из употребления украинского языка, сужение украинского культурного и информационного пространства.

Учитывая вышеизложенное, объекты (географические объекты, названия юридических лиц, памятники и памятные знаки), посвященные русскому писателю М. А. Булгакову (1891-1940), в соответствии с частью первой статьи 2 Закона содержат символику российской имперской политики, а дальнейшее использование имени М. А. Булгакова в названиях географических объектов и юридических лиц, пребывание в публичном пространстве установленных в его честь памятников, памятных знаков является пропагандой российской имперской политики.

Члены Экспертной комиссии Украинского института национальной памяти по вопросам определения принадлежности объектов к символике российской имперской политики:

БАЧИНСКАЯ Елена Анатольевна

БРЕХУНЕНКО Виктор Анатольевич

ВЕРБИЧ Святослав Алексеевич

ГЕНЕРАЛЮК Леся Станиславовна

ГРЕЧИЛО Андрей Богданович

НАУМОВ Сергей Александрович

РУБЛЕВ Александр Сергеевич

СОКИРКО Алексей Григорьевич

СКРИПНИК Анатолий Юрьевич

 

Подписано так: «Товарищи Дятко, Голубенко, Щаденко», – Это вроде того, как если бы я подписался: господин Бунин.

Иван Бунин. «Окаянные дни»

P.S.


Авторы “экспертного заключения” с ретивостью, достойной лучшего применения, ратуют за искоренение “из публичного пространства” понятий и предметов, содержащих “российскую имперскую символику.

Очень хорошо. Это вполне в духе времени (впрочем как и временщиков).

Так давайте искоренять ВСЕ символы “российской имперской политики” – все звезды на мосту Патона, здание Верховной Рады, Кабмина и МИД Украины и др. А заодно и снесем Лаврскую колокольню, где, как известно, притаился “дьявол в деталях” – имперские двуглавые орлы прошлой “российской имперской” эпохи, которую все горсоветы так дружно пытаются забыть. Да, и Софиевскую тоже – там тоже притаилась “лошадиная фамилия”.

Да, было бы весело, кабы не было так грустно. 

Конституция Украины (особенно раздел о правах и свободах человека и гражданина) нынче не в моде.  

Омбудсмен-главный правозащитник- из общего тренда не выпадает.

Читайте(из последних новостей),

Волосы дыбом ( у кого еще остались) поднялись? 

 

Напомню, как говорит наш Президент, “мовою оригиналу” (Закон України “Про Уповноваженого Верховної Ради України з прав людини”)

Стаття 1. Парламентський контроль за додержанням конституційних прав і свобод людини і громадянина

Парламентський контроль за додержанням конституційних прав і свобод людини і громадянина та захист прав кожного на території України і в межах її юрисдикції на постійній основі здійснює Уповноважений Верховної Ради України з прав людини (далі – Уповноважений), який у своїй діяльності керується Конституцією України, законами України, чинними міжнародними договорами, згода на обов’язковість яких надана Верховною Радою України.

Стаття 3. Мета парламентського контролю за додержанням конституційних прав і свобод людини і громадянина

Метою парламентського контролю, який здійснює Уповноважений, є:

1) захист прав і свобод людини і громадянина, проголошених Конституцією України, законами України та міжнародними договорами України;

2) додержання та повага до прав і свобод людини і громадянина суб’єктами, зазначеними у статті 2 цього Закону;

3) запобігання порушенням прав і свобод людини і громадянина або сприяння їх поновленню;

4) сприяння приведенню законодавства України про права і свободи людини і громадянина у відповідність з Конституцією України, міжнародними стандартами у цій галузі;

5) поліпшення і подальший розвиток міжнародного співробітництва в галузі захисту прав і свобод людини і громадянина;

6) запобігання будь-яким формам дискримінації щодо реалізації людиною своїх прав і свобод;

7) сприяння правовій інформованості населення та захист конфіденційної інформації про особу.

 

Ну что ж, тогда перейдем на Кафку…

 

Last Updated on 17.05.2024 by iskova