Следующий оплот Кремля на Ближнем Востоке – Ливан? Россия стремится вернуться на ливанскую экономическую, политическую и дипломатическую сцену, активизируя свою «мягкую силу»

Москва ищет новые союзы и сферы влияния

Следующий оплот Кремля на Ближнем Востоке – Ливан?-ДЕТАЛИ, 13 августа 2023 г.

В условиях все большей международной изоляции из-за войны в Украине Москва ищет новые союзы и сферы влияния там, куда раньше ее интересы не распространялись или были ограничены.

Так, Кремль негласно пытается привлечь на свою сторону Ливан, чтобы получить доступ к новым портам и коммерческим рынкам, а также получить дополнительного партнера для поддержки российских позиций на международных форумах.

Стратегия России в Ливане изложена в статье американского издания Newsweek.

В отличие от Сирии, где у России всегда были свои интересы и укоренившееся присутствие, Ливан никогда не был центром влияния или присутствия для Москвы, которая обычно признавала, что страна в основном тяготеет к западно-американской сфере, несмотря на мощное и неизбежное присутствие Ирана через «Хизбаллу».

Однако со временем ситуация изменилась, и Россия все больше стремится к определенным выгодам и возможностям в Ливане, особенно в рамках своего стремления стать более важным ближневосточным игроком.

Существует несколько рычагов, с помощью которых Россия могла бы усилить свое влияние в Ливане.

К ним относятся значительная православная община, которая всегда симпатизировала Москве, а также другие христиане, разочаровавшиеся в Западе и воспринимающие Путина как защитника веры; довольно значительный контингент выпускников восточноевропейских университетов, в основном бывших коммунистов, которые по-прежнему смотрят на Россию как на противовес «западному империализму», и в целом те слои политического общества, которых всегда привлекали и привлекают «сильные лидеры».

Для Ливана экспорт российских энергоносителей, проходящий через территорию страны, мог бы решить серьезные проблемы с инфраструктурой в условиях продолжающегося экономического кризиса. Кроме того, Россия может сыграть роль в преодолении длительного политического паралича. Когда в октябре прошлого года основатель христианского Свободного патриотического движения Мишель Аун покинул пост президента Ливана, страна оказалась в тупике. До сих пор парламент не может выбрать президента.

По словам экспертов, Россия негласно поддерживает одного из претендентов на пост президента, лидера христианского движения «Марада» Сулеймана Франжье, близкого к семье сирийского диктатора и союзника Владимира Путина Башара Асада.

В июне Франжье принял в своей резиденции посла России в Ливане Александра Заспикина, что стало последней из серии встреч ливанского политика с российскими официальными лицами за последние годы.

Официальный представитель МИД России Алексей Зайцев говорит, что «у нас нет никаких предпочтений по персоналиям», и «мы не намерены вмешиваться во внутренние дела других государств». В то же время он отметил, что Россия «хорошо знает Франжье» и считает его «достойным кандидатом в президенты».

Для самого Франжье поддержка Москвы не обязательно является преимуществом, так как она закрепляет его репутацию «личного друга Башара Асада», что усиливает его неприятие другими ливанскими фракциями и, в конечном счете, может привести к нежеланию американцев и европейцев сотрудничать с ним в случае избрания на пост президента.

Егия Ташджиан, младший научный сотрудник Института государственной политики и международных отношений (IFI) Иссама Фареса при Американском университете Бейрута, говорит, что по этой причине Москва избегает жестко настаивать на кандидатуре Франжье. По его словам, «русские проявляют осторожность и играют в малозаметную игру, учитывая тот факт, что они приобрели опыт работы на ливанской сцене, которая может быть полна сюрпризов».

Россия стремится вернуться на ливанскую экономическую, политическую и дипломатическую сцену, активизируя свою «мягкую силу», просто потому, что рассматривает Ливан как продолжение своей геополитической глубины в Сирии, считают эксперты. Россия заинтересована в стабильном Ливане, так как это влияет на стабильность его соседа.

Поэтому России необходимо присутствие в Ливане – если не военное, как в Сирии, то, по крайней мере, коммерческое.

Москва особенно активно инвестирует в инициативы по взаимодействию с ливанской молодежью, в частности, в области образования, спорта и культурных мероприятий.

Также в центре внимания Москвы находится энергетическая безопасность, особенно на севере страны, главным образом в Триполи, поскольку Россия стремится превратить Тартус в транзитный узел для экспорта зерна из Черного моря в Северную Африку.

Эти интересы остались в силе и после выхода российской газодобывающей компании «Новатэк» в октябре 2022 года из проектов, связанных с разведкой нефтегазовых блоков у южных берегов Ливана в Средиземном море, в результате западных санкций.

«Многие утверждали, что выход «Новатэка» из проекта «Юг» является отражением ослабления позиций России в регионе после войны 2022 года, – сказал Ташдижян. – Однако если в Южном Ливане перевес на стороне американцев, то в Северном Ливане его нет. Именно поэтому российское присутствие особенно заметно в Триполи, где оно особенно ощутимо, учитывая близость города к Сирии».

Среди других российских стимулов – привлечение ливанских инвестиций на российский рынок, находящийся под санкциями, что было продемонстрировано ливанской компанией Daher Group, базирующейся в ОАЭ, которая заменила испанскую компанию, владеющую такими популярными брендами, как Zara и Bershka, при продаже товаров в Россию.

В условиях санкций растут прямые связи между Россией и «Хизбаллой», которые имеют больше общих интересов наряду с двумя другими основными партнерами «Хизбаллы» – Ираном и Сирией, на которых также распространяются санкции. Россия и «Хизбалла», внесенная США и рядом других стран в список террористических организаций, вывели отношения, сформировавшиеся в ходе сирийского конфликта, на новый уровень в марте 2021 году, когда Москва принимала делегацию этой группировки.

Это видение также увязывается с отношениями Москвы с Франжье, которого поддерживает «Хизбалла». Но даже если его назначение на пост президента маловероятно, самое главное для Москвы – это представить себя стороной, участвующей в решении проблемы.

Так Москва надеется приобрести достаточный вес, чтобы страны региона не переходили полностью на западную сторону, например, в отношении Украины и введения санкций против России.

Источник: ДЕТАЛИ

Last Updated on 14.08.2023 by iskova

Добавить комментарий