“ПРАВО СЛОВА”: от “ВЕЧЕ” или “МАЙДАНА” до референдума и законодательной инициативы.Плюсы и минусы законодательного  народного схода ( в Швейцарии -Landsgemeinde, в Украине  (стар. слав. вѣтъ)- вече)

“ПРАВО СЛОВА”: от “ВЕЧЕ” или “МАЙДАНА” до референдума и законодательной инициативы.

Плюсы и минусы законодательного  народного схода ( в Швейцарии -Landsgemeinde, в Украине  (стар. слав. вѣтъ)– вече, которое иногда ошибочно приравнивают к “майдану”).

 

Из истории. Ве́че (ст. ‑слав. вѣтъ) ― народное собрание у славянских народов. Действовало, в основном, в политических центрах Киевской Руси и русских княжеств. Вечевые собрания не имели определённой структуры и собирались только в исключительных случаях; их функциями являлись: заключение ряда (договора) с князем, избрание князя или посадника, начало войны и заключение мира. Относительно социального состава веча существуют несколько точек зрения: в народных собраниях могли участвовать или все свободные жители государства, или свободные горожане, или только знать. Также существует мнение, что состав веча различался от случая к случаю. В случае смерти мужа в собрании могла участвовать его жена. Созыв производился звоном колокола или с помощью глашатаев.Вече происходит из племенных собраний славянских племён. В Киевской Руси на народных собраниях могли участвовать горожане и жители пригородов, включая князя и высших церковных иерархов. При этом древнерусское вече представляло собой не институт прямой демократии, а представительный орган.(Источник: Википедия)

“Политика — это важно, но на пустой желудок и с грустной душой заниматься прямой демократией как-то не с руки. Поэтому-то в воздухе, кроме пушистых снежинок, уже витает аромат свежеиспеченных «Landsgmendchrempfli», местного печенья с разнообразной начинкой. Его скоро будут продавать участникам народного гулянья, которое — вот уж поистине при любой погоде — обязательно состоится после завершения официальных мероприятий”. (народный сход, Швейцария, кантон Аппенцелль)
Это вам ничего не напоминает? Параллели (с Украиной) улавливаете?…

 

Проведенное недавно в Швейцарии научное исследование впервые дало возможность систематически проанализировать большой массив эмпирических данных, иллюстрирующих мотивационные механизмы участия граждан в работе так называемого законодательного народного схода или Landsgemeinde, наиболее непосредственной формы швейцарской прямой демократии, многими ставящейся сейчас под сомнение в качестве, якобы, совершенно архаичного политического инструмента.

Этот контент был опубликован Лукас Лойцингер, swissinfo
Результаты исследования показали, сколь важную роль играет для участников схода возможность выступить и непосредственно высказать свое мнение.

Проблема только в том, что не все имеющие право участвовать в сходе, обладают возможностью реально делать это. 

В последние годы в Швейцарии все более активно ставится вопрос адекватности такого инструмента непосредственного народовластия, как законодательный сход граждан или Landsgemeinde.

Что это – подлинный идеал прямой демократии или уже не что иное, как фольклорное действо для туристов?

Дебаты о достоинствах и недостатках этой формы регионального самоуправления идут в стране постоянно, и начались они гораздо раньше, отнюдь не в момент, когда три кантона — Нидвальден, Аппенцелль-Внешний и Обвальден — в 1990-е годы приняли решение отказаться от использования данного политического формата.

  • Аргументы, приводимые как его сторонниками, так и противниками, как правило, сводятся всегда к одним и тем же тезисам. Одни указывают на то, насколько для истинной демократии важны инструменты и форматы непосредственного участия людей в политических процессах, имеющих огромное общественное значение (res publica).

 

  • Другие же критически отмечают, что народный законодательный сход (вече) склонен постоянно сползать в демагогию и не обладает механизмами противодействия откровенной манипуляции общественным мнением, не говоря уже о том, что многие граждане просто не могут принимать участие в работе схода, лишаясь, тем самым, законного права голоса, и что в результате волеизъявления путем поднятия рук нарушается основополагающий для демократии принцип тайного и равного голосования.

Понятно, что аргументы, которые как выдвигались ранее, так и приводятся сегодня в пользу отмены, сохранения в существующем виде или реформирования народного схода, всегда исходят — неявно или открыто — из некоторых определенных предпосылок и тезисов аксиоматического характера. Однако насколько адекватно эти предпосылки отражают эмпирическую, данную нам в ощущениях реальность?

Этот вопрос до сих пор изучению не подвергался, и только недавно ученые-политологи из Университета Берна решили вплотную взяться за этот непростой вопрос.

Отправившись в кантон Гларус, то есть туда, где Landsgemeinde еще существует, эксперты опросили около 1 тыс. человек, причем как до начала очередного законодательного схода граждан, так и после него. Недавно доклад с итоговыми результатами исследования был выложен в открытый доступ.

Разумеется, при интерпретации результатов следует соблюдать повышенную осторожность, поскольку репрезентативная выборка по некоторым вопросам была не настолько уж и репрезентативна в том смысле, что большинство опрошенных были людьми, активно интересующиеся политикой и регулярно участвующими в собраниях, то есть фактически опросу подверглось не среднее арифметического всего общества, а только его отдельная, пусть и довольно заметная, часть, исходящая из безусловной социальной приемлемости и важности такого формата, как народный сход. Совсем уж откровенных критиков данного формата среди опрошенных не было, и это, безусловно, снижает степень адекватности данного опроса.

Банальные причины

Тем не менее результаты, полученные в ходе исследования, являются конгломератом весьма ценных, а порой и довольно неожиданных выводов о том, кто, почему и на основе какой мотивации принимает участие в работе народного схода.

Начнем, казалось бы, с самого банального вопроса – кто, собственно, стоит на площади и поднимает руку? Кто все эти люди?

В исследовании отмечается, что состав участников схода является в целом вполне сбалансированным с точки зрения возраста, образования и доходов, будучи, таким образом, довольно точным слепком со среднестатистической Швейцарии.

И это довольно необычно, если учесть, что молодежь в Швейцарии, как правило, гораздо реже ходит голосовать, нежели люди старшего возраста.

Зато соотношение между мужчинами и женщинами среди участников народного схода, как выяснилось, заметно отличается от гендерной структуры швейцарских избирателей в целом.

Так, выяснилось, что доля мужчин, участвующих в Landsgemeinde, примерно, примерно на 15% больше, чем доля женщин, иными словами сельский сход остается местом мужского доминирования, что в целом адекватно отражает консервативный характер такой швейцарской глубинки, как Гларус.

Причины тут вполне банальны: у женщин есть в распоряжении куда меньше свободного времени, они гораздо глубже вовлечены в домашние дела, что и мешает им более активно участвовать в работе народного схода.

Да и вообще, как показал опрос, многие граждане, может быть, и хотели бы принять участие в работе схода, но по тем или иным причинам они просто не могут это сделать, будучи занятыми неотложными делами в кантоне или за его пределами.

По меньшей мере 40% респондентов заявили, что за последние пять лет они минимум один раз не смогли принять участие в работе народного схода. Отсюда следует вывод, что соответствующая критика в адрес общинного собрания вполне эмпирически оправданна.

Народный сход — место для дискуссий

Впрочем, сторонники такого формата народоправства, как народный сход, тоже получили в рамках упомянутого исследования множество аргументов в поддержку своей позиции.

В частности, опрос показал, что едва ли не самым большим позитивным свойством Landsgemeinde является возможность тут же обсудить те или иные актуальные вопросы кантональной повестки дня, глядя друг другу в глаза и не прячась за газетными публикациями или за виртуальными дискуссиями в сети.

Для примерно 60% респондентов выступления участников дебатов и содержащиеся в этих выступлениях аргументы являются «важным» или даже «очень важным» источником информации, позволяющей составить свое собственное мнение по тем или иным проблемам, пусть даже безусловным лидером здесь остаются «дискуссии со знакомыми и друзьями», а также «обмен мнениями в узком семейном или приятельском кругу», за которыми следуют информационные брошюры (Landsgemeinde-Memorial), выпускаемые кантональным правительством накануне схода с изложением сути выносимых на обсуждение вопросом и с аргументами «за» и «против». Следующим по значимости источником информации является пресса, тогда как телевидение и радио особой роли тут не играют.

В качестве примера в рамках исследования респондентам было предложено проанализировать вопросы, которые были вынесены на суд схода в кантоне Гларус в 2016 году.

Речь шла, в частности, о новом проекте кантонального закона «О госслужбе» (Gesetz über das Personalwesen), а также проект предложения о введении электронных методов подсчета голосов, отданных на народном сходе, оформленном в формате поправок к кантональному «Закону об информационно-коммуникационных службах кантона Гларус и его общин» («Gesetz über die Informatik des Kantons Glarus und seiner Gemeinden»). Около 60% респондентов указали, что, придя на сбор и выслушав выступающих, они получили в свое распоряжение аргументы, которые прежде им известны не были.

Насколько важна для граждан возможность вести дискуссии по актуальным вопросам, подтверждается еще и тем фактом, что примерно треть респондентов приняла решение о том, как им голосовать по двум вышеуказанным вопросам, непосредственно перед моментом голосования на сходе, в результате пассивного или активно участия в дебатах.

Более того, 14 и, соответственно, 12 процентов опрошенных даже изменили свое мнение в диаметрально противоположную сторону. И если сравнить эти данные с показателями, получаемыми в результате анализа итогов традиционных референдумов, то станет ясно, насколько мобильной и гибкой формой народоправства является народный сход и насколько непредсказуемыми могут быть его итоги.

Готовы к реформам, но лучше оставить все как есть!

Что же до голосования поднятием рук, то участники народного схода, похоже, не рассматривают это в качестве какого-то серьезного недостатка. Так, 83% респондентов заявили, что им совершенно не мешает тот факт, что другие могут увидеть, как они будут голосовать, примерно 13% процентов «изредка» чувствуют себя неудобно, и только 4% респондентов ощущают это неудобство «всегда». Подчеркнем, что как раз эти данные и следует рассматривать с осторожностью, поскольку люди могут сами себя заставлять игнорировать неприятные ощущения, подчиняясь той самой «социальной желательности», а проще говоря, групповому давлению и конформизму.

Поэтому неслучайно 66% респондентов не имели бы ничего против введения электронной системы голосования, и это несмотря на то, что кантональное руководство пока заморозило этот вопрос и приняло решение не изучать в ближайшем будущем возможность применения технических средств для подсчета голосов участников народного схода. Поэтому, как и прежде, голоса будут подсчитываться в буквальном смысле «на глазок» специальными техническими сотрудниками.

Впрочем, и этот показатель мало что означает, с учетом того, что в конечном итоге за сохранение нынешнего формата народного схода выступает подавляющее большинство респондентов (93%). Так что, несмотря на все сложности и недостатки, граждане Гларуса сохраняют уверенность в том, что прямая демократия в формате народного схода остается для кантона идеальной формой народовластия.

Last Updated on 23.06.2024 by iskova