Киев, “заблокированный в прихожей НАТО”, рассматривает “военный план Маршалла”

Киев, “заблокированный в прихожей НАТО”, рассматривает “военный план Маршалла”

Автор: Лоик Симоне, The Conversation, 27 июля 2023 г.
Научный сотрудник Австрийского института международных отношений, Österreichisches Institut für Internationale Politik (OIIP)

Стратегия – это вопрос выбора.

Одобрение Турцией в крайнем случае заявки Швеции на вступление в НАТО за два дня до начала Вильнюсского саммита организации 11 июля не скрывало сложного уравнения, которое дипломатам пришлось решать в столице Литвы:какой статус должен быть предоставлен Украине?

Как НАТО может вывести эту охваченную войной европейскую страну из бесконечного положения “между”, серой зоны и стратегического “ничейного поля”, которое делает ее уязвимой для тех, кто отказывает ей в праве на существование?

В завершение встречи важно признать, что цель не достигнута.

Опасности условного присоединения

В коммюнике саммита члены НАТО заявили, что “мы полностью поддерживаем право Украины на выбор собственных механизмов обеспечения безопасности и заявили, что ее “будущее – в НАТО”.

Это, конечно, можно только приветствовать, и даже Генри Киссинджер, известный сторонник realpolitik, долгое время выступавший против членства Украины, в начале этого года изменил свое мнение.

Киев не ожидал, что сразу же станет 33-м членом организации, которую, по выражению президента Франции Эммануэля Макрона, “сильнейшим электрошоком” вернуло к жизни вторжение России на территорию Украины 24 февраля 2022 года.

Однако президент США Джо Байден пресек этот энтузиазм: “преждевременное” вступление в НАТО приведет к прямому военному конфликту с Россией, которая видит в Альянсе экзистенциальную угрозу. Сам Владимир Зеленский признал, что его страна не может вступить в НАТО, пока идет война.

Однако в Вильнюсе преследовалась цель разработать четкую и последовательную “дорожную карту” для Украины, достаточно смелую, чтобы развеять любые попытки Кремля вбить клин между союзниками; трамплин для вступления Украины в НАТО, а не альтернативу. И все это без риска затягивания конфликта.

К сожалению для Киева, итоговое коммюнике откладывает твердое и окончательное вступление Украины в НАТО “до греческих календ”: “Мы будем в состоянии направить Украине приглашение присоединиться к Альянсу, когда союзники согласятся и условия будут выполнены”.

Если “печально известное” предложение Бухарестского саммита 2008 года – “Мы договорились сегодня, что [Грузия и Украина] станут членами НАТО” – стало для украинских властей тревожным сигналом, то согласованный в Вильнюсе статус-кво вряд ли можно назвать более амбициозным.

Как предупреждал бывший генеральный секретарь альянса (2009-2014 гг.) Андерс Фог Расмуссен, обусловленное прекращением боевых действий присоединение Украины к НАТО может лишь подтолкнуть Владимира Путина к продолжению бесконечной войны, фактически предоставив ему вечное право вето на вступление Украины в Атлантический альянс.

Даже если будет достигнуто соглашение о прекращении огня, ничто не гарантирует, что все союзники единодушно поддержат кандидатуру Украины.

Таким образом, незаконная оккупация Крыма Россией, ставшая окончательной, что многие считают неизбежным, может послужить удобным поводом для дальнейшей блокировки со стороны осторожных стран-членов.

Различия во взглядах до Вильнюса – от неожиданного nihil obstat (“Украина заслуживает членства в НАТО”) Эрдогана до вялой позиции Берлина – это слабые места, которыми может воспользоваться Москва. Как предупредил Зеленский: “Мы должны помнить, что каждое сомнение, которое мы проявляем здесь, в Европе, – это окоп, который Россия обязательно попытается занять”.

 

Как быть с “промежуточным” периодом?

В отсутствие быстрой интеграции Украины в НАТО многое будет зависеть от политической и военной поддержки, оказываемой союзниками как индивидуально, так и коллективно. Это будет иметь решающее значение для того, чтобы удержать Россию от новой эскалации и поставить Украину в сильную переговорную позицию, когда придет время мирного урегулирования.

Дискуссия о “гарантиях безопасности” разгорелась сразу после начала российской “спецоперации”.

В марте 2022 г. после нескольких раундов российско-украинских переговоров в Стамбуле глава украинской делегации Давид Арахамия выступил с официальным предложением нового механизма гарантий безопасности Украины: его страна согласится на статус постоянного нейтралитета, если странами-гарантами ее безопасности будет подписан “международный договор”. Однако с тех пор нейтралитет для Украины ушел на свалку истории.

Группа видных экспертов под председательством руководителя аппарата президента Украины Андрея Ермака и Расмуссена ухватилась за идею предложить амбициозный “договор безопасности”. Доклад, представленный Президенту Украины 13 сентября 2022 года, содержит обязательные гарантии безопасности, которые позволили бы стране, не отказываясь от возможного вступления в НАТО, вести собственную оборону до тех пор, пока она не сможет воспользоваться защитой, предусмотренной Североатлантическим договором 1949 года. Гарантами выступят Франция и Великобритания, являющиеся ядерными державами, которые ранее заявили о своей готовности “помочь Украине защитить себя в долгосрочной перспективе”. США, Канада и Польша также обязуются оказать Украине помощь всеми имеющимися у них средствами в случае агрессии на основе двусторонних договоренностей.

Военный “план Маршалла”

Такой военный “план Маршалла”, по выражению Эрика Киарамеллы, старшего научного сотрудника Фонда Карнеги за международный мир, позволит Украине сохранить “качественное военное превосходство” – технологическое и тактическое преимущество для сдерживания и, в случае необходимости, победы над численно превосходящим противником.

Киевский “договор о безопасности” черпает свое вдохновение в “теории ежа” (“hedgehog theory”), согласно которой государство становится настолько хорошо вооруженным, что его враги не пытаются его проглотить.

Таким образом, Россия будет “сдерживаться за счет фактора отпора” от дальнейшей агрессии. Эта схема, отчасти смоделированная по образцу отношений правительства США с Израилем, с самого начала оказывала влияние на украинцев, о чем Эммануэль Макрон упомянул в своем выступлении на форуме Globsec в Братиславе (Словакия) 1 июня.

Сегодня “Киевский договор о безопасности” воплотился в заверениях, предоставленных на полях Вильнюсского саммита членами G7. Мировые державы обязуются “начать переговоры с Украиной с целью формализации – посредством двусторонних обязательств и договоренностей в области безопасности, согласованных с этой многосторонней структурой […] их постоянной поддержки Украины”.

Это включает в себя:

  • помощь в области безопасности и современное военное оборудование;
  • поддержка дальнейшего развития оборонно-промышленной базы Украины;
  • обучение украинских военнослужащих;
  • обмен разведданными и сотрудничество;
  • поддержка инициатив в области киберзащиты, безопасности и устойчивости, в том числе для противодействия гибридным угрозам.

Европейский союз мог бы пойти по этому пути и дополнить предложение G7 собственным комплексом мер помощи.

С 23 июня 2022 года Украина официально является кандидатом, а на заседании совета 29 июня 2023 года было подтверждено, что Европейский союз “готов вместе с партнерами внести вклад в будущие обязательства по обеспечению безопасности Украины, которые помогут Украине защитить себя в долгосрочной перспективе, сдержать акты агрессии и противостоять усилиям по дестабилизации”.

На втором саммите Европейского политического сообщества в Молдове, за месяц до Вильнюсского саммита НАТО, Зеленский утверждал, что “Украина готова быть в НАТО”. Его партнеры решили иначе. Однако украинский лидер, присутствовавший на первом заседании Совета НАТО-Украина в литовской столице, уходит не с пустыми руками. Его страна получит доступ к упрощенной и ускоренной процедуре вступления в НАТО, которая признает прогресс, достигнутый украинскими войсками. Однако разочарование президента было ощутимо, что не ускользнуло от внимания московских СМИ.

Йенс Столтенберг, генеральный секретарь Атлантического альянса, заявил, что Украина “сейчас ближе к НАТО, чем когда-либо прежде“.

С более реалистичной точки зрения можно сказать, что страна-мученица остается запертой в прихожей нового европейского порядка безопасности.

Источник: The Conversation,

 

Last Updated on 01.08.2023 by iskova