Киев начала ХХ века. Злачные места. Кукушкина дача. Козловка

Киев начала ХХ века. Злачные места. Кукушкина дача. Козловка

Из книги В. Киркевича “Киев для романтиков”

Днепр заслоняла громадная гора. Местность за ней называлась «Провальем». Там проходила только одна плохонькая и грязная улочка Козловская, которую киевляне называли «Козловка». Заехать на нее можно было лишь с Днепровского спуска, минуя Аскольдову могилу. В 1912 г.

Городская дума решила проложить еще один спуск, по которому через парники можно было по наклону горы добраться до Днепра. Так Петровская улица соединилась с Козловкой и перетянула на себя ее название.

1910-е годы. Парковый мост и Петровская аллея

Большая территория склонов Днепра от Аскольдовой могилы до Нижнего памятника князю Владимиру изрезана балками и оврагами и покрыта дремучим лесом. Именно там были знаменитые обрывистые мергелистые скалы, – одна из основных достопримечательностей старого Киева. Их взорвали в году 1962-м.

Вверху – пышные кроны величественных деревьев, внизу – непролазные чащи кустарников. А далее – чарующие виды на Днепр и Левобережье.

1910 год. Мост над будущей Петровской аллеей
1910-е годы. Новый мост в Царском саду — Парковый мост (Чертов мост)

Лучшего расположения дач не найти. Ощущение центральности и отдаленность от стражей закона привлекло «кукушек» и мелких преступников, выбравших это очаровательное место для постоянного проживания. Почти что под каждым развесистым деревом был «особняк» в виде «чепурненького курінця». Двери таких помещений всегда были открыты для жаждущих «клубнички».

«Кукушками» в Киеве называли проституток низкого пошиба, а место размещения их дач накрепко вошло в киевскую историю под названием «Кукушкины дачи». А девиц так прозвали из-за того, что окликали своих клиентов кокетливым «Ку-ку… ку-ку!»

Так сложилось, что в теплое время года тут, почти что в центре города, проживало много народа без постоянного места жительства и занятий, людей, не признающих официальных законов, смачно плюющих на житейские предрассудки.

Несмотря на кажущуюся близость, они для городской власти и полиции были совсем недосягаемы. Тут группировались жрицы любви и сутенеры, мелкие воры и разочарованные, закокаинированные мечтатели, профессиональные нищие и закоренелые неудачники, революционеры-подпольщики и уголовники с темным прошлым.

Из другого источника:

Кукушкина дача – историческое название обширной территории нижних надднепровских террас от Аскольдовой могилы до Магдебургской колонны.

Никто толком не помнит, откуда пошло само название “Кукушкина дача”. По одной из туристических легенд недалеко от Аскольдовой могилы был трактир с постоялым двором, содержала оный некая купчиха Кукушкина.

Потихоньку возле трактира образовалась целая слободка девиц легкого поведения, хозяйка смотрела на это сквозь пальцы – интересы гостей прежде всего.

Однако, в силу расширения Новой Печерской крепости, трактир попал под снос, большинство девиц перебрались на панели в центре города, но часть кукушек (так уже по традиции называли надднепровских проституток) осталась. Правда клиенты пошли уже не те – воры, босяки, загулявшие работяги да залетные солдаты из крепости …

– прим. iskova.news

Вспоминаю Кузьму Пруткова «Революционеры и нигилисты – это те, у кого ногти не чисты».

босяки Козловки

Удивительный мир необычайных «дачников» жил по своим законам и морально-этичным канонам. Объединила их всех нужда, жажда легкой жизни и нежелание честно работать.

Горе тому, кто из «чуграев» (то есть чужих) очутился в зоне «кукушкиных дач». Независимо от времени суток – его обчищали до ниточки. На языке обитателей удивительного района это звучало, как «обдирать козла». Вот откуда название «Козловка», что вскоре преобразовалось в Козловскую улицу.

Перед революцией на Козловке было с десяток хат и лишь один двухэтажный каменный дом больницы С. А. Лихаревой. Член «человеколюбивого общества», она на свои средства организовала лечебницу для хронически больных детей. Этому гуманитарному заведению дали имя фундаторки, потом были и другие медицинские заведения…

Чтобы защитить своих сотрудников от злоумышленников, София Андреевна ежемесячно отсчитывала атаману «Кукушкиных дач» 50 рублей. Надо отметить, что за долгие годы существования этой конвенции обе стороны джентльменский уговор, в отличие от нашего времени, не нарушали.

Время от времени полиция собирала все силы и даже привлекала военных для проведения облав.

В одну из них неожиданно попал писатель А. И. Куприн, которого притягивала и возбуждала всякая житейская мерзость и злачные места. Он выбирал их для пополнения своей коллекции «киевских типов»

Из другого источника:

Александр Иванович Куприн (1870-1938) собирал «в ярах» материал о босяках.

Бывший офицер и человек благородный, он не смог бросить своих новых друзей и, со знанием дела организовал оборону… В результате чего бедовый писатель угодил в кутузку с формулировкой «злонамеренная попытка утопления полицейского чина в Днепре» .

– прим. iskova.news

А.И. Куприн, одетый простолюдином

Задержанный Александр Иванович лишь в центральном жандармском участке (Владимирская, 15), куда его с пинками привели, смог обратиться к полковнику, возглавлявшему эту акцию:

– Освободите меня, я Куприн!

– Тут все куприны, – зашелся хохотом тот, приказав отправить писателя вместе со всеми в кутузку.

Только утром до охранки дошло, что задержали известного репортера.

Тогда не было принято иметь удостоверения.

Хорошо было тем, кого знали в лицо…

Last Updated on 03.04.2024 by iskova

Добавить комментарий