Как Америке следует готовиться к краху России в Украине

Как Америке следует готовиться к краху России в Украине

Альтернативное мнение

Среди геополитиков сложилось мнение, будто украинское контрнаступление превратилось в сплошную тягомотину, и поэтому политическое мышление США и НАТО должно быть сосредоточено в основном на том, что делать, если продвижение будет оставаться таким же постепенным или же и вовсе остановится.

Однако, июньский мятеж Пригожина стал назидательным напоминанием о возможности экстремальных событий с российской стороны и о необходимости уже сейчас задуматься о том, как Америка будет реагировать, если позиция России начнет быстро расшатываться в политическом плане и на поле боя.

В настоящее время оборона России, как представляется, в основном держится, но этой стабильности угрожает продолжающаяся чистка руководства российской армии в связи с событиями “Вагнера”, включая увольнение компетентных в оперативном отношении старших офицеров, таких как генералы Сергей Суровикин и Иван Попов, а также популярных среди военных влиятельных лиц, поддерживающих войну, таких как Игорь Гиркин.

Это не может не нарушать ход российских операций и не снижать их боевой дух на поле боя.

Следует также отметить, что замедление темпов контрнаступления украинских войск отчасти, а может быть, и в большей степени, связано с более ранним переходом украинских войск к рассредоточенной “разведке-протаскиванию”, когда войска прощупывают российские позиции по широкому фронту, чтобы найти или создать достаточно слабые участки, на которых можно будет провести более агрессивное и концентрированное наступление с целью глубокого прорыва.

Послепригожинская политическая стабилизация в России также непрочна и уязвима перед лицом  неудач на поле боя. После Пригожина российские политики и пропагандисты в основном поддержали Путина, хотя многие открыто разделяли горькую критику вождя “Вагнера” по поводу некомпетентного ведения войны.

Несмотря на взаимосвязь, более вероятно, что события на поле боя будут определять именно политические события в России, а не наоборот.

Например, потеря Россией Бахмута, который был завоеван РФ совсем недавно ценой океанов русской крови, или значительный военный успех Украины в другом месте легко могут вновь вызвать в обществе выражение разочарования и гнева в адрес высшего военного командования и, соответственно, Путина, поддержавшего их в противостоянии с Пригожиным.

Таким образом, нельзя сбрасывать со счетов перспективу внезапного каскадного цикла событий, которые резко подорвут позиции России.

К этому надо готовиться, потому что без подготовки Штаты рискуют отреагировать импульсивно.

Примером естественной, но импульсивной реакции на такой поворот событий может быть резкое давление на украинцев с целью заставить их спустить все на тормозах, чтобы избежать возможности унизить Путина из опасения, что это может привести к иррациональным действиям лидера державы, обладающей ядерным оружием.

Россияне уже играют на этой тревоге, используя безответственное ядерное саблирование как часть своей программы “рефлексивного контроля”, назначив на роль главного посыльного бывшего президента России Дмитрия Медведева.

Он зловеще напоминает, что, хотя российская военная доктрина не допускает применения ядерного оружия первой, существует исключение в случае угрозы выживанию России, тем самым предполагая, будто поражение России на поле боя будет означать ее конец, что позволит России использовать ядерное оружие первой.

Медведев в должности “всадника Апокалипсиса”

США, НАТО и украинцы должны агрессивно противостоять этому нарративу и искаженному обоснованию, громко и четко заявляя о следующих позициях:

Несмотря на апокалиптические предупреждения российских пропагандистов о последствиях поражения, Россия и близко не стоит перед ситуацией “безоговорочной капитуляции”, с которой столкнулась нацистская Германия во Второй мировой войне. Не существует сценария, при котором украинские войска или войска НАТО пошли бы маршем на Москву и заняли бы ее, или любую другую территорию России до 2014 года. Если бы у США или Запада было желание силой подчинить или поработить Россию, мы бы сделали это в 1991 году, когда Россия была в состоянии покоя. Даже в случае поражения в Украине Россия сохранит полный суверенитет над своими внутренними делами. Форма правления в России – это дело самих россиян. У нас, конечно, есть свои предпочтения, но если россияне хотят сохранить самодержавие, они вольны это сделать.

Если русские вольны сохранять своего царя, то они не вольны сохранять свою империю. В этом заключается фундаментальный объединяющий принцип поддержки США и их союзниками украинского дела: конец эпохи империй, по крайней мере, в Европе. И еще: конец эпохе, когда крупные державы могли заключать закулисные сделки за счет более мелких. Мы должны открыто и недвусмысленно поддержать требование Украины о возвращении России в границы 2014 года. Если в ходе переговоров по территориальным вопросам и будет происходить торг, то это должна решать сама Украина, а роль сторонних наблюдателей должна быть ограничена максимум советниками или гарантами.

Мы должны подготовить российскую общественность и элиту к тому, что любое долгосрочное решение, предполагающее возвращение к нормальным отношениям, должно включать возмещение нанесенного ущерба и привлечение к ответственности за военные преступления через МУС. Поступки такого масштаба должны иметь последствия, как с точки зрения возмещения ущерба, так и с точки зрения простой человеческой справедливости.

Ситуация на поле боя в Украине может показаться тупиковой, но роль руководства США заключается в том, чтобы быть готовым к неожиданным событиям.

Если Украине удастся совершить прорыв, в результате которого позиции России рухнут, США не должны допустить, чтобы беспокойство о том, что может предпринять запаниковавший Путин, заставило Америку препятствовать достижению законной цели Украины – освободить всю оккупированную территорию силой, если Россия не сможет уступить по соглашению.

Когда дело доходит до драки, Путин – трус.

Человек, который из страха перед КОВИДом комично дистанцировался даже от своих ближайших советников и застыл как кролик перед лицом мятежа Пригожина, не станет рисковать своим огненным уничтожением в случае развязывания ядерной войны.

Народная и элитная поддержка Путина в России широка, но слаба и не вызывает энтузиазма. Сдержанная реакция на бунт Пригожина наглядно демонстрирует это.

Большая часть его поддержки, скорее всего, недоброжелательна и обусловлена барабанным боем телевизионных пропагандистов, приравнивающих поражение в Украине к концу России как государства и даже как народа.

Больше всего на свете россияне боятся последствий поражения.

Последствия будут, конечно, серьезными, но далеко не экзистенциальными, как утверждают рупоры режима.

Поражение действительно может означать конец этого режима, но не конец России.

Мы должны противостоять этим абсурдным обвинениям в духе Геббельса, прописав границы наших целей на самом высоком уровне и заверив россиян в нашей незаинтересованности в определении их политического будущего. 

28 июля 2023 года

Автор: Грегори Симс

Источник: The Cipher Brief

 

Грегори Симс более тридцати лет прослужил в ЦРУ, в том числе неоднократно возглавлял резидентуру ЦРУ.

В настоящее время он находится на пенсии и живет в Хантсвилле, штат Алабама.

Last Updated on 31.07.2023 by iskova