АКТУАЛЬНО. 11 апреля исполнилось 60 лет со дня выхода энциклики Pacem in Terris («Мир на земле»), «с которой св. Иоанн XXIII обратился к Церкви и миру в разгар напряжённости между двумя противоборствующими блоками в так называемой холодной войне». Лидеры государств, ВДОХНОВЛЯЙТЕСЬ!

60-я годовщина энциклики св. Папы Римского Иоанна XXIII «Мир на земле» (Pacem in Terris), обнародованной 11 апреля 1963 г.

11 апреля исполнилось 60 лет со дня выхода энциклики Pacem in Terris («Мир на земле»), «с которой св. Иоанн XXIII обратился к Церкви и миру в разгар напряжённости между двумя противоборствующими блоками в так называемой холодной войне».

Шестьдесят лет назад святой Папа Иоанн XXIII, уже находившийся на пороге смерти, передал миру свою энциклику о мире, ставшую одним из первых шагов к разоружению и разрядке. Фактически заканчивалась доктрина «справедливой войны», и с большим реализмом бергамский Папа предупреждал об опасности новых и мощных ядерных вооружений. Шестьдесят лет спустя этот текст по-прежнему злободневен.

По словам Папы Франциска, Иоанн XXIII открыл перед всеми широкий горизонт диалога о созидании мире на земле, Божий замысел в отношении мира и человеческой семьи:

«Эта энциклика была подлинным благословением, как проблеск покоя среди тёмных туч: её послание крайне злободневно. Достаточно привести в пример этот отрывок: ‘Отношения между государствами, как и отношения между людьми, необходимо регулировать, не прибегая к оружию, в свете разума, т. е., в истине, справедливости и действенной солидарности’ (62).”

“Я приглашаю верующих и людей доброй воли прочитать Pacem in Terris и молюсь, чтобы лидеры государств вдохновлялись ею в своих планах и решениях»,-заявил Папа  Римский.

 

Итак,

Папа Иоанн XXIII
Pacem in terris (Мир на земле)

Энциклика блаженного Папы Иоанна XXIII о мире среди всех народов, основанном на истине, справедливости, любви и свободе

Досточтимым братьям патриархам, первоиерархам, архиепископам, епископам и прочим иерархам, пребывающим в мире и общении с Апостольским Престолом, духовенству и верующим всего мира, а также всем людям доброй воли.

Досточтимые братья и возлюбленные чада, привет и апостольское благословение.

Введение

Порядок во Вселенной

1. Мир на земле, которого во все времена жаждут люди, может быть восстановлен и упрочнен только при полном соблюдении порядка, созданного Богом.

Научно-технический прогресс свидетельствует о том, какому изумительному порядку подчинены все существа и силы мироздания; он делает явным величие человека, который постигает этот порядок и изобретает орудия, необходимые для того, чтобы подчинять силы Вселенной и извлекать из них пользу.

2. Однако достижения науки и техники в первую очередь свидетельствуют о бесконечном величии Бога, сотворившего Вселенную и человека. Он создал Вселенную, заключив в нее сокровище Своей мудрости и благости, как восклицает псалмопевец: “Господи, Боже наш! как величественно имя Твое по всей земле” (Пс 8,1). “Как многочисленны дела Твои, Господи! Все соделал Ты премудро” (Пс 104(103),24); Он сотворил человека разумным и свободным, по образу и подобию Своему (ср. Быт 1,26), и поставил его во главе мироздания: “Не много Ты умалил его пред Ангелами, – восклицает псалмопевец, – славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его” (Пс 8,6).

Порядок в человеке

3. Удивительному порядку во Вселенной неизменно противостоит беспорядок, царящий в отношениях между людьми и народами, и кажется, будто отношения между ними могут быть улажены лишь при помощи силы.

Однако Создатель запечатлел порядок и в природе человека, наша совесть открывает и настойчиво повелевает соблюдать эти установления: “Они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их” (Рим 2,15). Да и может ли быть иначе? Всякое дело Божие отражает Его бесконечную премудрость; чем выше степень совершенства творения, тем ярче в нем отражение премудрости (ср. Пс 19(18),8-11).

4. Одно из широко распространенных заблуждений заключается в мнении, что сосуществование людей и, следовательно, государств можно наладить, руководствуясь законами, присущими силам Вселенной, лишенным разума. Однако эти отношения должны подчиняться законам другого свойства: их нужно искать там, где их “написал” Создатель, то есть в самой природе человека.

Именно эти законы ясно указывают, каким образом люди должны регулировать взаимоотношения друг с другом, как следует налаживать отношения между гражданами и общественной властью в государстве, и в равной мере – отношения между самими государствами, отдельными лицами и государством, с одной стороны, и всемирным сообществом, создание которого в наши дни продиктовано соображениями общего блага, – с другой.

Часть I.
Порядок среди людей

Каждый человек – это личность, обладающая правами и обязанностями

5. В основание любого упорядоченного и зрелого общества должен быть положен принцип, который гласит, что каждый человек – это личность, то есть существо, одаренное разумом и свободной волей. Поэтому он обладает правами и обязанностями, которые прямо и непосредственно проистекают из самой его природы: таким образом, права и обязанности всеобщи, неприкосновенны, неотчуждаемы [ср. Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова. 1942 г. AAS: XXXV, 1943, рр. 9-24; Иоанн XXIII. Речь, произнесенная 4 января 1963 г. AAS: LV, 1963, рр. 89-91].

Достоинство человеческой личности, рассматриваемое в свете Божественного Откровения, предстает еще более высоким, поскольку люди искуплены Кровью Иисуса Христа, по благодати стали сынами и друзьями Бога и наследниками вечной славы.

Права

Право на существование и достойный уровень жизни

6. Каждый человек имеет право на жизнь, на личную неприкосновенность, на средства, необходимые и достаточные для достойного образа жизни. Это, в частности, питание, одежда, жилище, отдых, медицинское обслуживание, необходимое социальное обеспечение: т. е., человек имеет право на материальную поддержку в случае болезни, инвалидности, вдовства, старости, безработицы и во всех других случаях, если он лишился средств к существованию по независящим от его воли обстоятельствам [ср. Пий XI. Энциклика “Divini Redemptoris”. AAS: XXIX, 1937, р. 78; Пий XII. Радиопослание на Пятидесятницу. 1 июня 1941 г. AAS: XXXIII, 1941, pр. 195-205].

Права, касающиеся нравственных и культурных ценностей

7. Каждый человек имеет право на уважение личности, на доброе имя, на свободу в поиске истины, на свободу мысли и выражение своего мнения, на служение искусству в рамках, определяемых нравственными нормами и общим благом. Он также имеет право на объективную информацию.

Из человеческой природы также проистекает право на пользоваться благами культуры и, следовательно, право на начальное образование и профессиональную подготовку, соответствующую уровню развития государства. Нужно прилагать усилия к тому, чтобы удовлетворять стремление человека получить высшее образование, сообразуясь с его способностями; чтобы люди занимали в обществе места и должности, которые соответствуют их природным талантам и приобретенным знаниям [ср. Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова, 1942 г. AAS: XXXV, 1943, рр. 9-24].

Право почитать Бога по благому внушению совести

8. Каждый человек имеет право почитать Бога, согласно благому внушению совести и, следовательно, имеет право поклоняться Богу индивидуально или в общине. Действительно, как утверждает Лактанций: “Мы созданы для того, чтобы воздавать Богу должное Ему почитание, Его одного признавать и Ему следовать. Это – узы благочестия, которые соединяют и связывают нас с Ним и от которых происходит само слово ¦религия¦” (“Divinae Institutiones”, lib. IV, p. 28, 2; PL. 6, 535). Эта же мысль в трудах нашего предшественника Льва XIII выражена следующим образом: “Истинная и достойная свобода чад Божиих, хранящая нерушимым достоинство человека, – сильнее всякого насилия и поношения. Церковь ее всегда отстаивала и считала особенно дорогой своему сердцу. Эту свободу с неустрашимым постоянством отстаивали апостолы, ее утвердили в своих писаниях апологеты, освятил своей кровью сонм мучеников” [Энциклика “Libertas praestantissimum”. Acta Leonis XIII, VIII, 1888, pр. 237-238].

Право на свободу в выборе образа жизни

9. Человек имеет право на свободу в выборе образа жизни и, следовательно, право на создание семьи, в которой муж и жена пользовались бы равными правами и обязанностями, либо на исполнение призвания к священству или монашеству [ср. Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова 1942 г. AAS: XXXV, 1943, рр. 9-24].

Семья, основанная на добровольно заключенном браке, едином и нерасторжимом, является и должна считаться естественной и основной ячейкой общества. Мероприятия, осуществляемые в экономической, социальной, культурной и нравственной сферах, должны укреплять семью и помогать осуществлять ее особое предназначение.

Родители обладают преимущественным правом заботиться о пропитании и воспитании детей [ср. Пий XI. Энциклика “Casti Connubii”. AAS: XII, 1930, рр. 539-592; Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова 1942 г. AAS: XXXV, 1943, рр. 9-24].

Экономические права

10. Люди имеют право на свободную экономическую деятельность и право на труд [ср. Пий XII. Радиопослание на Пятидесятницу. 1 июня 1941 г. AAS: XXXIII, 1941 г. р. 201].

С указанными правами неразрывно связано право на труд в условиях, которые не вредят физическому и нравственному здоровью и не препятствуют полноценному развитию подрастающего поколения. Женщинам должно быть предоставлено право на труд в условиях, которые согласуются с их призванием и обязанностью быть женами и матерями [ср. Лев XIII. Энциклика “Rerum Novarum”. Acta Leonis XIII, XI, 1891, р. 128-129].

Из достоинства человека проистекает право занимать ответственные должности в области экономики (ср. Иоанн XXIII. Энциклика “Mater et Magistra”. AAS: LIII, 1961, р. 422). Однако следует особо подчеркнуть право человека на справедливое вознаграждение его труда, т. е., достаточное и позволяющее, пропорционально располагаемым средствам, работающему и его семье жить на уровне, подобающем достоинству человека. По этому вопросу наш предшественник Пий XII говорит следующее: “Индивидуальному, наложенному природой, долгу трудиться соответствует естественное право каждого человека извлекать из работы средства к существованию для себя и своих детей: так сильна власть закона природы о сохранении человечества” [см. Радиопослание на Пятидесятницу 1 июня 1941 г. AAS: XXXIII, 1941, р. 201]. Из законов природы также вытекает право человека на частную собственность на средства производства, право, “которое составляет средство, необходимое для утверждения человеческой личности и для проявления ответственности во всех областях; это – залог прочности и спокойствия семейной жизни, равно как мирного и правильного развития общественной жизни” [Энциклика “Mater et Magistra”. AAS: LIII, 1961, р. 428].

Здесь уместно напомнить о том, что праву на частную собственность изнутри присуща социальная функция [ср. там же, р. 430].

Право на объединение

11. Из присущей людям социализации проистекает право на объединение и право придавать общественным и политическим организациям структуру, необходимую для достижения их целей, а также свободно и ответственно участвовать в их деятельности для достижения на практике поставленных целей [ср. Лев XIII. Энциклика “Rerum Novarum”. Acta Leonis XIII, XI, 1891, pр. 134-142; Пий XI. Энциклика “Quadragesimo Anno”. AAS: XXIII, 1931, pр. I99-200; Пий XII. Энциклика “Sertum laetitiae”. AAS: XXXI, 1939, pр. 635-644].

В Энциклике “Mater et Magistra” справедливо сказано, что создание широкого спектра объединений или посреднических структур для достижения тех целей, которых человек не может достичь самостоятельно – это необходимый и незаменимый элемент обеспечения необходимой свободы и ответственности человеческой личности [см. AAS. LIII, 1961, стр. 430].

Право на свободу передвижения

12. Каждый человек имеет право пребывать, а также на свободное передвижение по территории государства, гражданином которого он является. Он также имеет право эмигрировать в другие государства и обустраиваться в них, если это продиктовано его законными интересами (ср. Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова 1952 г.: AAS XLV, 1953, pр. 33-46). Статус гражданина определенного государства нисколько не ущемляет принадлежности человека к единой человеческой семье и его статуса члена мирового сообщества.

Политические права

13. Из достоинства человека проистекает право принимать деятельное участие в общественной жизни и вносить личный вклад в дело достижения общего блага. “Человек, как таковой, – вовсе не объект и не пассивный элемент социальной жизни, напротив, он должен быть и оставаться ее субъектом, основанием и целью” [см. Радиопослание в канун Рождества Христова 1944 г.: AAS. XXXVII, 1945; р. 12].

Юридическая защита своих прав – основное право человеческой личности; защита реальная, беспристрастная, согласованная с объективными критериями справедливости. “Из правового порядка, установленного Богом, вытекает неотъемлемое право человека на юридическую защиту и, следовательно, на определенную область прав, защищенных от любого посягательства” [см. Радиопослание в канун Рождества Христова 1942 г.: AAS. XXXV, 1943, р. 21].

Обязанности

Неразрывная связь между правами и обязанностями личности

14. Вышеперечисленные права неразрывно связаны с обязанностями в одной и той же личности, которая является их субъектом. И те и другие обретают свою основу, содержание, нерушимую силу в естественном законе, который дарует человеку права либо налагает на него соответствующие обязанности.

Например, право каждого человека на жизнь связано с обязанностью сохранять ее; право на достойный уровень жизни соединено с обязанностью провести ее достойно; право на свободу в поиске истины связано с обязанностью искать истину для того, чтобы более глубоко ее познать.

Взаимоотношение прав и обязанностей, присущих разным личностям

15. В обществе естественное право одной личности связано с соответствующей обязанностью по отношению к другим: обязанностью признавать и уважать это право.

Действительно, любое основное право личности черпает нравственную нерушимую силу из естественного закона, который предоставляет его и налагает соответствующую обязанность. Поэтому тот, кто отстаивает свои права, и в то же время, забывает об обязанностях или не придает им должного внимания, подвергает себя опасности строить одной рукой, а другой – разрушать.

Во взаимном содействии

16. Люди по природе своей социальны – ибо каждый человек – личность. Поэтому они рождены для того, чтобы жить бок о бок и трудиться на благо друг друга. Для этого необходимо упорядочить законы социума и, следовательно, признавать и осуществлять взаимные права, а также исполнять обязанности. Но это также требует от каждого великодушного сотрудничества на благо создания таких условий жизни, в которых права и обязанности обретут более существенное и глубокое значение.

Например, недостаточно лишь признавать и уважать право каждого человека на средства к существованию: следует прилагать усилия, насколько это возможно, чтобы каждый человек располагал всем необходимым.

Сосуществование людей должно быть не только упорядоченным, но и благотворным. Это требует от всех людей не только признания и уважения прав друг друга и исполнения обязанностей, но также развития сотрудничества (многообразными способами и в разной степени), как это допускает, советует, требует просвещение.

В духе ответственности

17. Достоинство личности каждого человека требует от него поступать сознательно и свободно. Поэтому в отношениях социума нужно осуществлять права, исполнять обязанности, развивать различные формы сотрудничества, главным образом, в соответствии с личным решением, т. е. по убеждению, собственной инициативе, в духе ответственности, а не под принуждением или давлением, исходящем извне.

Жизнь в обществе, основанная на силе, – бесчеловечна. Личность, таким образом, неизбежно подвергается принуждению и насилию, ее развитие и совершенствование, напротив, затрудняются.

Сосуществование в истине, справедливости, любви, свободе

18. Таким образом, жизнь в обществе должна подчиняться порядку, быть плодотворной и соответствовать достоинству человека, если она, согласно призыву св. ап. Павла, основана на истине: “Посему, отвергнув ложь, говорите истину каждый ближнему своему; потому что мы члены друг другу” (Еф 4,25). Она требует искренне признать права и обязанности друг друга. Кроме того, жизнь в обществе должна строиться согласно справедливости и действенному уважению этих прав и на лояльном исполнении личных обязанностей; она должно вдохновляться и быть проникнутой любовью, тем состоянием души, которое воспринимает нужды других как собственные, разделяет блага с другими и неизменно стремится к живому общению в мире духовных ценностей. Это достигается свободно, как подобает достоинству существ, побуждаемых своим разумом к тому, чтобы отвечать за собственные поступки.

19. Жизнь в обществе, досточтимые братья и возлюбленные чада, должна восприниматься прежде всего как духовная реальность. Она действительно является обменом знаниями в свете истины, осуществлением прав и исполнением обязанностей, взаимным ободрением при поиске нравственного блага, общением в благородном наслаждении прекрасным во всех его законных проявлениях, постоянным расположением к тому, чтобы сообщить другим лучшее в самом себе и общим стремлением к непрерывному духовному обогащению. Таковы ценности, которые должны воодушевлять и направлять культурную деятельность, экономическую жизнь, социальную сферу, политические движения и режимы, законодательство и любые внешние выражения социальной жизни в ее постоянной эволюции.

Нравственный порядок, объективная основа которого – Истинный Бог

20. Порядок среди людей в общественной жизни имеет нравственное свойство. Действительно, он основан на истине, осуществляется по справедливости, должен быть одушевлен и проникнут любовью, создаваться в свободе при соблюдении неизменно обновляющегося и более гуманного равновесия в обществе.

Но все же объективная основа нравственного порядка – всемирного, абсолютного и неизменного в своих принципах – сокрыта в Истинном, Трансцендентном Боге, Который есть Личность. Он – первая Истина и высшее Благо и, следовательно, глубочайший Источник, из Которого упорядоченная плодотворная и соответствующая достоинству личности жизнь в обществе черпает подлинную жизненную силу [ср. Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова, 1942 г.] Св. Фома ясно писал по этому вопросу: “Разум человеческий есть норма воли, который также судит о степени ее благости по той причине, что он происходит от вечного закона, который отождествляется с Самим Божественным разумом… Поэтому ясно, что благорасположенность человеческой воли зависит гораздо больше от вечного закона, чем от разума человеческого” [“Summa Theologiae”, I-a II-ae, q. 19, а. 4; cf. a. 9].

Знамения времен. Три явления современной эпохи

21. Прежде всего – социально-экономический рост рабочего класса. Некогда рабочие сосредотачивали свою деятельность в основном, на борьбе за экономические и социальные права, затем отстаивали политические интересы и, наконец, право на пользование в необходимой мере благами культуры. И сегодня во всех государствах трудящиеся настойчиво протестуют против произвола, требуя, чтобы к ним не относились, как к существам, лишенным разума и свободы, но чтобы во всех областях общественной жизни, т. е., в экономической, социальной и культурной сфере с ними всегда считались и обращались как с полноправными личностями.

22. На втором месте стоит другой широко известный факт – включение женщин в общественную жизнь. Возможно, этот процесс более заметен в странах, которые населяют христиане; медленно, но неукротимо он распространяется и среди народов иных традиций и культур. Действительно, женщины все более ясно и решительно осознают свое достоинство. Они понимают, что недопустимо, чтобы с ними обращались как с орудием; они требует, чтобы в них видели личность – как дома, так и в обществе.

23. Наконец, человечество, по сравнению с недавним прошлым, теперь представляет собой общность, которая подверглась глубоким социально-политические преобразования. Больше нет народов-завоевателей и покоренных народов: многие нации уже создали либо создают независимые государства.

24. Люди, живущие в разных странах, на всех континентах, либо уже стали гражданами автономного, независимого государства, либо стоят на пути к этому; никто не хочет подчиняться политическим силам чужого государства или этноса. Таким образом, многие народы избавляются от чувства собственной “неполноценности”, которое довлело над ними века и тысячелетия, и, одновременно, у многих наций ослабляется и постепенно исчезает ощущение превосходства, появившегося под влиянием экономических и социальных благ, пола или политической ситуации.

Наоборот, довольно широко распространена уверенность в том, что все люди равны в силу присущего им достоинства. Поэтому расовая дискриминация больше ничем не оправдывается, по крайней мере, на рациональном или доктринальном уровне. Это – значимая веха на пути, ведущем к восстановлению сосуществования народов, основанного на принципах, изложенных выше. Когда в людях пробуждается осознание своих прав, то под влиянием этого не может не пробудиться понимание обязанностей: в тех, кто обладает правами, – обязанности отстаивать свои права как требование и выражение собственного достоинства; в остальных – долга признавать и уважать эти права.

25. Когда отношения в обществе облекаются в понятия “права” и “обязанности”, тогда люди открываются для мира духовных ценностей и постигают, что такое истина, справедливость, любовь, свобода; они осознают свою принадлежность к этому миру. Но они также оказываются на пути лучшего постижения Истинного, Трансцендентного Бога, Который есть Личность, и воспринимают отношения друг с другом и с Богом как прочный фундамент и высший критерий жизни – той, которую они переживают в глубине своей души и той, которую они переживают, общаясь с другими.

Часть II.
Отношения между людьми и общественной властью внутри государства

Необходимость власти и ее Божественное происхождение

26. Жизнь в обществе не может быть благоустроенной и плодотворной, если отсутствует власть, которая обеспечивает порядок и в должной мере содействует достижению общего блага.

Такая власть, как учит св. Павел, исходит от Бога: “Ибо нет власти не от Бога” (Рим 13,1). Эти слова апостола св. Иоанн Златоуст толкует следующим образом: “Что говоришь ты? Может быть каждый отдельный правитель поставлен Богом? Нет, я этого не говорю: здесь речь идет не о каждом правителе в отдельности, но о правлении как таковом. Факт же, что существует власть и что есть повелевающие и повинующиеся, не происходит от случайности, но от установления Божественного Провидения” [“Проповедь на Послание к Римлянам (глава 13, стихи 1-2)”: PG 60, 615]. Бог, действительно, создал людей социальными по природе и так как не может быть общества, которое “устояло бы, если нет кого-нибудь, стоящего над остальными, побуждающего каждого действиями и совокупностью неких мер к общей цели, то, следовательно, власть, которая управляет, – неотъемлемый элемент гражданского сосуществования; эта власть – не иначе как и само общество, – носит естественный характер и, значит, происходит от Бога ” [Лев XIII. Энциклика “Immortale Dei”, Acta Leonis XIII, V, 1885, р. 120].

27. Власть – не неконтролируемая сила; напротив, это – способность управлять, согласуясь с разумом. Следовательно, ее управляющая сила проистекает из нравственного порядка. “Тот абсолютный порядок творений и их предназначения, который показывает, что человек – самостоятельная личность, облеченная обязанностями и неприкосновенными правами, и который представляет собой исток и завершение его общественной жизни, распространяется и на Государство, как на необходимый институт, облеченный властью, без которой оно не могло бы существовать… И поскольку абсолютный порядок, рассматриваемый в свете здравого смысла и, прежде всего, – христианской веры, не может иметь другого источника кроме Бога, Который есть Личность и наш Создатель, следовательно, достоинство политической власти – достоинство участия во власти Бога” [см. Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова 1944 г. AAS: XXXVII, 1945, р. 15].

28. Власть, которая основывается исключительно или преимущественно на терроре и страхе перед наказанием, или на обещании заманчивого вознаграждения, не побуждает людей деятельно стремиться к достижению общего блага; а если даже, предположим, и побуждает их к этому, то неизменно попирая достоинство человеческой личности, т. е., достоинство разумного и свободного существа. Власть – прежде всего нравственная сила, которая, следовательно, должна в первую очередь взывать к совести, то есть к обязанности добровольно содействовать общему благу, возложенной на каждого человека. Однако все люди равны в силу естественного достоинства: никто не может подчинять себе внутренний мир другого человека. Один Бог властен над ним, т. к. лишь Он видит и судит выбор, сделанный человеком в глубине души.

29. Поэтому человеческая власть может иметь нравственную силу только если она внутренне связана с авторитетом Бога и является его частью [ср. Лев XIII. Энциклика “Diuturnum illud”, Acta Leonis XIII, II, 1880-1881, р. 274].

Таким образом сохраняется достоинство личности граждан, так как подлинный смысл повиновения общественным властям заключается не в подчинении человека человеку, но в акте почитания Бога, Создателя и Промыслителя, Который устроил так, чтобы жизнь в обществе регулировалась согласно Им же установленному порядку; почитание Богу не унижает, а возвышает и облагораживает нас, так как “servire Deo regnare est” (служить Богу – значит царствовать, – прим. ред.) [cм. там же, р. 278; и Лев XIII Энциклика “Immortale Dei”, Acta Leonis XIII, V, 1885, р. 130].

30. Власть, как сказано, предписана нравственным порядком и исходит от Бога. Это значит, что когда ее законы и установления находятся в противоположности с указанным порядком и, следовательно, противоречат воли Бога, они не носят обязательной для совести характера, поскольку “должно повиноваться больше Богу, нежели человекам” (Деян 5,29). В таком случае, сама власть перестает быть таковой и вырождается в насилие: “Человеческий закон является таковым в той мере, в какой он согласуется с разумом и, следовательно, происходит от вечного закона. Когда закон противоречит разуму, он называется несправедливым; в этом случае он перестает быть законом и оказывается, скорее, насилием” [св. Фома Аквинский. “Summa Theologiae”, I-a II-ae, q. 93, a 3 ad 2-um. Ср. Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова 1944 г. AAS: XXXVII, 1945, pр. 5-23].

31. Тем не менее, факт, что власть исходит от Бога, не означает, что люди не свободны в выборе тех, кто ей облечен или не могут определять структуру политических институтов, рамки и способ проявления власти. Поэтому, вышеизложенное учение приемлемо любыми подлинно демократическими режимами [ср. Лев XIII. Энциклика “Diuturnum illud”, Acta Leonis XIII, II, 1880-1881, pp. 271-272; Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова 1944 г. AAS: XXXVII, 1945, pр. 5-23].

Осуществление общего блага – предназначение органов власти

32. Все люди и посреднические институты обязаны, каждый по своему, содействовать осуществлению общего блага. Это значит, что их интересы должны быть подчинены его требованиям; ради этого их служение должно соответствовать предписаниям законной власти, критериям справедливости, – т. е. постановлениям, которые должны быть совершенны по форме, иметь подлинно нравственное содержание или, по крайней мере, быть направленными на благо, – реализовывать в надлежащих формах и в рамках компетенции.

Осуществление общего блага составляет смысл существования органов власти, которые должны осуществлять это в признании и уважении существенных элементов, присущих благу, сообразно требованиям исторической обстановки.

Фундаментальные аспекты общего блага

33. Этнические признаки, которыми отличаются группы людей, безусловно, должны быть признаны элементами общего блага [ср. Пий XII. Энциклика “Summi Pontificatus”. AAS: XXI, 1939, рр. 412-453]. Тем не менее, общее благо не исчерпывается этими ценностями и признаками. Совокупность всех его существенных и основополагающих элементов не может быть описана академическими терминами и, тем более, определена историческим содержанием, поскольку общее благо, в том, что касается человека, существенным образом связано с его природой [ср. Пий XI. Энциклика “Mit brennender Sorge”. AAS: XXIX, 1937, р. 159; и Энциклика “Divini Redemptoris”. AAS: XXIX, 1937, р. 65-106].

34. Во-вторых, общее благо – это благо, в реализации которого имеют право участвовать все элементы государства, хотя и в неравной мере, согласно своим обязанностям, заслугам и образу жизни. Поэтому органы власти должны стремиться к нему на пользу всем, не оказывая предпочтения тем или иным гражданам или институтам, как учит наш предшественник Лев XIII. “Никоим образом недопустимо, чтобы органы власти служили интересам одного или некоторых, так как они установлены для пользы всех” [Энциклика “Immortale Dei”, Acta Leonis XIII, V, 1885, р. 121]. Однако справедливость и беспристрастное отношение порой требуют, чтобы общественная власть с особым вниманием относилась к слабым элементам социума, так как им труднее отстаивать права и пользоваться законными интересами личности [ср. Лев XIII. Энциклика “Rerum Novarum”, Acta Leonis XIII, XI, 1891, рр. 133-134].

35. Однако здесь нужно обратить внимание на тот факт, что общее благо относится к человеку в целом, к его как телесным, так и духовным потребностям. Поэтому органы власти должны стараться реализовывать благо в той форме и в той мере, насколько это соответствует нуждам человека, с тем, чтобы, признавая и соблюдая иерархию ценностей, способствовать его материальному и, одновременно, духовному процветанию [ср. Пий XII. Энциклика “Summi Pontificatus”. AAS: XXXI, 1939, р. 433].

Перечисленные принципы полностью совпадают с тем, о чем мы говорили в Энциклике “Mater et Magistra”: “Общее благо заключается в совокупности социальных условий, которые допускают всестороннее развитие личности и способствуют этому” [AAS: LIII, 1961, р. 19].

Однако человек состоит из тела и бессмертной души, поэтому его существование не исчерпывается пределами времени и он не может достичь здесь полного счастья. Поэтому достижение общего блага должно не препятствовать, а способствовать достижению их сверхъестественной и вечной цели [ср. Пий XI. Энциклика “Quadragesimo Anno”. AAS: XXIII, 1931, р. 215].

Задачи органов власти, права и обязанности личности

36. В новое время осуществление общего блага в основном выражается в правах и обязанностях личности. Поэтому главная задача органов власти состоит, прежде всего, в том, чтобы признавать, уважать, приводить в соответствие, защищать и поощрять права личности, чтобы тем самым было легче осуществлять соответствующие обязанности. “Защита неприкосновенных прав личности и помощь в осуществлении обязанностей должны стать основной задачей всех органов власти” [cр. Пий XII. Радиопослание на Пятидесятницу, 1 июня 1941 г. AAS: XXXIII, р. 200].

По этой причине всякое действие органов власти, направленное на непризнание или нарушение прав личности, противоречит самому их предназначению и, следовательно, лишено юридической ценности [ср. Пий XI. Энциклика “Mit brennender Sorge”. AAS: 1937, р. 159; Энциклика “Divini Redemptoris”. AAS: XXIX, 1937, р. 79; Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова 1942 г. AAS: XXXV, 1943, рр. 9-24].

Согласование и эффективная защита прав и обязанностей личности

37. Итак, основная задача органов власти – дисциплинировать и гармонизировать отношения между людьми так, чтобы, осуществляя свои права, они не препятствовали и не угрожали правам друг друга и при этом исполняли соответствующие обязанности. Помимо этого, их обязанность – эффективно защищать и восстанавливать осуществление прав гражданами [ср. Пий XI. Энциклика “Divini Redemptoris”. AAS: XXIX, 1937, р. 81; Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова 1942 г. AAS: XXXV, 1943, рр. 9-24].

Долг содействовать правам личности

38. Кроме этого, общее благо требует, чтобы органы власти способствовали созданию условий, при которых у всех членов социума была бы возможность беспрепятственно осуществлять права и исполнять обязанности. В действительности опыт, особенно нашей эпохи, показывает, что при отсутствии надлежащих действий органов власти обостряется неустойчивость в экономической, социальной и культурной сферах жизни граждан; следовательно, возникает опасность, что основные права личности окажутся лишены содержания, а исполнение соответствующих обязанностей – скомпрометировано.

39. Поэтому органы власти должны заботиться о том, чтобы социальный прогресс соответствовал экономическому развитию; чтобы соразмерно продуктивности производительной системы развивалось обслуживание граждан: дорожная сеть, транспорт, средства коммуникации, запасы питьевой воды, жилища, санитария, образование, необходимые условия для религиозной жизни, досуга. Они также должны стараться проводить в жизнь различные системы страхования, чтобы в случае неблагоприятного развития событий, имеющих последствия для семьи, никто не был лишен средств, необходимых для достойной жизни. Надо также заботиться о том, чтобы тем, кто в состоянии работать, было предоставлено занятие, соответствующее их способностям. Вознаграждение за труд должно определяться справедливостью и беспристрастным отношением; у трудящихся производственных комплексов должна быть возможность работать ответственно; необходимо поощрять учреждение посреднических организаций, благодаря которым социальная жизнь будет более заметной и плодотворной; всем должна быть предоставлена возможность пользоваться культурными благами в необходимой форме и мере.

Равновесие между двумя способами действия органов власти

40. Общее благо требует, чтобы органы власти, в отношении прав личности, действовали двояко: с одной стороны, улаживая и защищая эти права, с другой – претворяя их в жизнь. Однако необходимо уделять внимание тому, чтобы эти задачи были разумно соразмерены. Следует избегать любых предпочтений, защите прав отдельных граждан и социальных групп, не создавать привилегированного положения; следует также избегать того, чтобы намерение усилить действие прав не привело к абсурду, т. е. сокращению или к утрате возможности пользоваться правами. “Всегда следует помнить принцип, что присутствие государства в экономической сфере не должно приводить к ограничению личной инициативы отдельных граждан, но обеспечивать ее развитие при действительной защите всех основных прав, присущих каждой личности” [Иоанн XXIII. Энциклика “Mater et Magistra”. AAS: LIII, 1961, р. 415].

Этим принципом должны вдохновляться и органы власти в реализации различных форм воздействия, направленного на облегчение реализации прав и исполнения обязанностей гражданами во всех областях социальной жизни.

Устройство и действие органов власти

41. Нельзя раз и навсегда установить наилучшую структуру органов власти и наиболее подходящий способ реализации их особых функций, в законодательной, исполнительной и судебной сферах.

Устройство и действие органов власти связаны с историческими условиями отдельных государств – условиями, которые по-разному проявляются в пространстве и изменяются со временем. Однако мы полагаем, что политико-правовая организация общества отвечает требованиям, заложенным в самой природе людей и соответствует разделению общественной власти на три ветви, соответственно. Действительно, сфера компетенции и действия органов власти определяются юридическими терминами; правовыми терминами регулируются отношения между рядовыми гражданами и должностными лицами. Это гарантирует осуществление прав и исполнение обязанностей гражданами.

42. Однако для того, чтобы указанная политико-правовая организация общества приносила необходимую пользу, надо, чтобы методы и средства, используемые органами власти были пропорциональны особенностям и сложности тех задач, которые они призваны разрешать в сфере своей компетенции. Также необходимо, чтобы каждый из них подобающим образом исполнял возложенные на него функции. Это подразумевает: органы законодательной власти должны действовать в пределах нравственного порядка и норм конституции и объективно судить о требованиях общего блага в непрестанно меняющихся обстоятельствах; органы исполнительной власти должны хорошо знать законы и мудро применять их, ясно оценивая конкретные случаи; органы судебной власти должны отправлять правосудие беспристрастно, оставаться непреклонными перед давлением в угоду одной из сторон. Также подразумевается, что при взаимодействии граждан и посреднических организаций друг с другом либо с представителями органов власти должна быть обеспечена эффективная юридическая защита их прав и обязанностей [ср. Пий XII Радиопослание в канун Рождества Христова 1942 г. AAS: XXXV, 1943, р. 21].

Правовое устройство и нравственное сознание

43. Правовое устройство, согласованное с нравственным порядком и соответствующее степени зрелости государства, выражением которого он является, составляет, без сомнения, основной элемент для достижения общего блага.

Однако социальная жизнь в наше время настолько разнообразна, сложна и динамична, что правовое устройство, даже если оно разработано с учетом опыта и с дальновидной мудростью, оказывается не всегда адекватным.

Помимо этого, отношения людей, граждан и посреднических организаций друг с другом и органами власти – с другой; а также отношения между органами власти внутри государства выявляют зачастую весьма деликатные и уязвимые сферы, которые не вписываются в уже установленные юридические рамки. Поэтому должностные лица должны иметь ясное представление о природе и полноте своих обязанностей, чтобы сохранять существующее правовое устройство – принимая во внимание все его элементы и основные постулаты, – и, в то же время, быть открытыми для требований социальной жизни. Это необходимо и для того, чтобы приспосабливать правовое устройство к меняющимся обстоятельствам и наилучшим способом разрешать возникающие трудности. Они должны быть людьми очень уравновешенными, нравственно безукоризненными, одаренными практической интуицией, чтобы быстро и объективно оценивать сложившуюся ситуацию, обладать решительностью и сильной волей, чтобы действовать своевременно и успешно [ср. Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова 1944 г. AAS: XXXVII, 1945, рр. 15-16].

Участие граждан в общественной жизни

44. Достоинство, присущее человеческой личности, требует, чтобы люди принимали деятельное участие в общественной жизни, хотя формы их участия по необходимости связаны со степенью зрелости, достигнутой государством, членами которого они являются и в котором они действуют.

Благодаря их участию в общественной жизни открывается новое и широкое поле для добра, в то же время частые контакты между гражданами и должностными лицами позволяют последним осознать объективные требования общего блага; смена состава представителей препятствует устареванию органов власти и обеспечивает их обновление, соответствующее эволюции общества [ср. Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова 1942 г. AAS: XXXV, 1943, р. 12].

Знаки времени

45. Прежде всего, правовая организация государств новейшего времени неотъемлема от Всеобщей декларации прав человека: она должна быть включена в текст законодательства или быть его составной частью.

Во-вторых, государствам присуще стремление юридически закрепить, через составление Основного закона (Конституции), структуру органов власти, формы их взаимоотношений, сферы компетенции, способы и методы претворения в жизнь возложенной на них миссии.

Таким образом, понятиями “права” и “обязанности” устанавливаются отношения между гражданами и органами власти; на последние возлагается основная задача признавать, уважать, согласовывать, защищать права и обязанности граждан, а также содействовать их исполнению.

Безусловно, нельзя считать верным учение тех, кто превозносит волеизъявление отдельных людей или некоторых сообществ как единственный источник прав и обязанностей гражданина, из которого, якобы, проистекает обязательный характер Конституции и авторитет органов власти [ср. Лев XIII. Апостольское Послание “Annum ingressi”, Acta Leonis XIII, XXII, 1902-1903, рр. 52-80].

46. Однако такие стремления являются несомненным признаком того, что люди в новейшее время более живо осознают собственное достоинство, которое побуждает их к активному участию в общественной жизни и требует, чтобы права человеческой личности – неотчуждаемые и неприкосновенные – закреплялись положительным правовым устройством. Осознание этого требует также, чтобы органы власти формировались в соответствии с конституционными нормами, и чтобы они исполняли свои функции, не выходя за установленные юридические рамки.

Часть III.
Отношения между государствами

Субъекты прав и обязанностей

47. Мы вновь подтверждаем то, о чем постоянно говорили наши предшественники: отношения между государствами подчиняются правам и обязанностям; поэтому отношения между ними должны определяться истиной, справедливостью, сотрудничеством, свободой. Нравственный закон, регулирующий отношения между людьми, также регулирует отношения между государствами.

Это не трудно понять, если мы уясним, что лица, представляющие государства, действуя от имени и в интересах последних, не могут отказываться от собственного достоинства и, следовательно, нарушать закон, заложенный в самой природе, т. е. законы нравственности.

Впрочем, нелепо считать, что люди, поставленные во главе общественной жизни, тем самым принуждены отказаться от присущей им человечности. Напротив, их избирают на высокие должности именно потому, что считают особо одаренными, лучшими членами общества.

Кроме того, власть – это требование нравственного закона в обществе, следовательно, власть нельзя использовать против этого порядка, а если это происходит, то она немедленно теряет нравственную силу. Поэтому Господь увещевает: “Итак слушайте, цари, и разумейте, научитесь, судьи концов земли! Внимайте, обладатели множества и гордящиеся перед народами! От Господа дана вам держава, и сила – от Вышнего, Который исследует ваши дела и испытает намерения” (Прем 6,1-3).

48. Наконец, следует напомнить, что в регулировании отношений между государствами власть должна применяться для достижения общего блага, которое и составляет смысл ее существования. Однако основополагающий элемент общего блага – признание и уважение нравственного закона. “Порядок между государствами следует воздвигать на нерушимом и незыблемом камне нравственного закона, указанного Самим Создателем в естественном законе и Им же начертанном в сердце человека неизгладимыми символами… Подобно горящему маяку, он должен светом своих принципов направлять деятельность людей и государств, которые обязаны следовать его предостережениям, спасительным и благотворным указаниям, иначе все начинания и усилия, направленные на установление нового порядка, будут сметены и потерпят крушению” [ср. Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова 1941 г. AAS: XXXIV, 1942, р. 16].

В истине

49. Отношения между государствами должны руководствоваться истиной. Она требует, прежде всего, удалить любые признаки расизма и, следовательно, признать принцип равноправия всех государств в силу их естественного достоинства. Каждое из них имеет право на существование, самостоятельное развитие, средства, необходимые для него и на то, чтобы именно на него была в первую очередь возложена обязанность осуществлять все это. Каждое государство имеет право на доброе имя и на надлежащее уважение.

Между людьми часто существуют отличия, порой – яркие, в познаниях, добродетели, изобретательности, материальном благосостоянии. Однако ими нельзя оправдывать желание превозносить себя над другими; это, скорее, налагает на них большую обязанность содействовать взаимному возрастанию.

Следовательно, и государства могут различаться друг с другом по уровню развития культуры, цивилизации и экономики, но этим ни в коем случае не оправдывается стремление одних незаконно навязать другим свое превосходство, это, скорее, повод для большего сотрудничества на благо общего развития.

50. Не существует людей по природе высших и низших – все равны по естественному достоинству. Следовательно, нет высших и низших государств: все они равны в силу человеческого достоинства, поскольку представляют собой организмы, члены которых – люди. Не следует забывать, что народы весьма чувствительны в том, что затрагивает их честь и достоинство, и для этого есть все основания.

Помимо этого, истина требует, чтобы в разнообразных начинаниях, которые стали возможны при сегодняшнем прогрессе средств коммуникации – начинания, благодаря которым развивается взаимопонимание между народами – мы воодушевлялись искренней объективностью: это не исключает законного стремления знакомить другие народы, предпочтительно, с положительными сторонами своей жизни. Однако необходимо отказаться от информационных методов, которые, греша против истины, несправедливо уязвляют репутацию того или иного народа [ср. Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова 1940 г. AAS: ХХХIII, pp. 5-14].

В справедливости

51. Отношения между государствами должны также руководствоваться справедливостью, что несет с собой, помимо признания взаимных прав, исполнение соответствующих обязанностей.

Государства имеют право на существование, на самоопределение, на самостоятельное развитие, средства, необходимые для этого; они также имеют право на доброе имя и подобающее уважение, в то же время, на государство возложена обязанность уважать каждое из этих прав и избегать действий, которые их нарушают. Так же как и в отношениях между людьми одним не дозволяется преследовать собственные интересы в ущерб другим, так и государствам нельзя развиваться, подавляя и угнетая другие. Здесь уместно вспомнить высказывание св. Августина: “Если упраздняется справедливость, то к чему же сводится управление, как не к великому разбою?” [“De civitate Dei”, lib. IV, с. 4; PL 41, 115; ср. Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова 1939 г. AAS: XXXII, 1940, рр. 5-13].

Очевидно, что у государств могут возникать и действительно возникают конфликты интересов, но такие несовпадения и споры необходимо преодолевать и разрешать не прибегая к силе, хитрости и обману, но, как подобает людям, с взаимопониманием, путем спокойного и объективного рассмотрения и адекватного решения.

Отношение к меньшинствам

52. С XIX в. заметно стремление, довольно широкое в исторической перспективе, сделать государство национальным. Однако по ряду причин не всегда удается приравнять географические границы к этническим, это приводит к появлению меньшинств и связанным с ними сложным проблемам.

Следует открыто и четко заявить, что всякое действие, направленное на угнетение или истощение жизненных сил меньшинств, попирает справедливость, тем более, если эти меры нацелены на полное уничтожение.

Напротив, требованиям справедливости отвечает стремление органов власти оказывать содействие развитию меньшинств посредством эффективных мер по защите их языка, культуры, обычаев, экономических ресурсов и инициатив [ср. Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова 1941 г. AAS: 1942, рр. 10-21].

53. Здесь, однако, следует отметить, что представители меньшинств, вследствие реакции на их настоящее положение или исторических причин, бывают склонны настолько подчеркивать роль этнических признаков, которые их характеризуют, что ставят их выше общечеловеческих ценностей, словно качества, присущие всему человечеству, зависят от нации. В то же время было бы мудрее ценить позитивные стороны положения, которое позволяет им обогащаться, постепенно и неизменно усваивая ценности традиций и культур, отличных от той, к которой они принадлежат. Это будет, реализовано если они смогут стать своего рода мостом, облегчающим обмен между традициями и цивилизациями различными проявлениями жизни, а не клубком противоречий, причиняющим неизмеримый вред и приводящим к застою или замкнутости.

Действенная солидарность

54. Отношения между государствами должны руководствоваться истиной и справедливостью, а также оживляться действенной солидарностью, проявляющейся в многообразных плодотворных в настоящее время формах сотрудничества в экономической, социальной, политической, культурной, санитарной, спортивной сферах. В этом вопросе нужно все время помнить, что смысл существования органов власти не заключается в том, чтобы замыкать и ограничивать людей в рамках соответствующих государств, а, наоборот, в том, чтобы осуществлять общее благо в государстве, которое следует понимать и поощрять как элемент общего блага всего человечества.

Это подразумевает не только то, что отдельные государства должны преследовать собственные интересы, не причиняя вреда друг другу, но также и то, что они должны действовать сообща, если это необходимо для достижения целей, которые нельзя достичь самостоятельно. В этом случае нужно поступать весьма осмотрительно, так, чтобы то, что идет на пользу одной группе государств не вредило другим, но отзывалось на них положительно.

Всеобщее благо требует, помимо этого, чтобы государства поощряли обмены во всех областях между гражданами и посредническими институтами друг друга.

55. На земле есть значительное число отличающихся друг от друга этносов. Однако признаки, характеризующие ту или иную этническую группу не должны превращаться в гетто, в котором заключены люди, лишенные возможности общаться с представителями иных этносов. Это идет в разрез с нашей эпохой, когда расстояния между народами почти упразднены. Не следует забывать, что если люди различаются в силу этнических особенностей, у них все же есть общие черты и сама природа подталкивает их встречаться в мире духовных ценностей, прогрессивное усвоение которых открывает перед ними возможность для безграничного совершенствования. Поэтому за ними должны быть признаны право и обязанность жить в общении друг с другом.

Равновесие между населением, землей и капиталом

56. Как известно, на планете есть страны, которые изобилуют пахотной землей и где не хватает людей; в других же, наоборот, нет соотношения между природными богатствами и наличным капиталом. Такое положение дел требует, чтобы народы развивали сотрудничество для облегчения оборота средств, природных и людских ресурсов [ср. Иоанн XXIII. Энциклика “Mater et Magistra”. AAS: LIII, 1961, р. 439].

Здесь мы считаем уместным заметить, что всякий раз если это возможно, средства должны стремиться “работать”, а не наоборот.

Так у многих людей появляется возможность обеспечить себе лучшее будущее, не переселяясь из своей страны в другую (а этот процесс обязательно сопровождается болезненными переменами, трудностями, связанными с периодом адаптации и социальной интеграции).

Проблема политических беженцев

57. Отеческое чувство ко всем людям мира, которое Господь зажег в нашем сердце, порождает в нас чувство глубокой горечи, когда мы думаем о политических беженцах. Это явление приняло широкий размах, оно всегда влечет за собой различные тяжелые страдания.

К сожалению, оно свидетельствует о том, что существуют политические режимы, которые не обеспечивают гражданам достаточной свободы, в которой их дух мог бы свободно дышать. При этих режимах оспаривается или даже совсем не признается законность самого существования свободы. Это, без сомнения, извращенное понимание жизни в обществе, так как смысл существования органов власти заключается в осуществлении общего блага, неотъемлемая часть которого – признание свободы и обеспечение неприкосновенности этой сферы.

Не будет лишним напомнить, что политические беженцы – это личности и что за ними должны быть признаны все права личности, которые не упраздняются из-за того, что эти лица лишились гражданства тех государств, членами которых они были.

Одно из прав личности – право включаться в то государство, в котором человек рассчитывает найти возможность обеспечить будущее себе и своей семье. Следовательно, это государство, в пределах, допускаемых традиционно понимаемым общим благом, должно позволять такое включение и способствовать интеграции новых членов.

58. Мы рады, пользуясь случаем, искренне оценить все начинания, проведенные в жизнь человеческой солидарностью и христианской любовью, чтобы сделать процесс перемещения людей из одного социума в другой менее болезненным.

Мы предлагаем вниманию и добросердечию всех людей доброй воли ту многообразную деятельность, которую развивают в столь деликатном вопросе специальные международные учреждения.

Разоружение

59. Мы также с прискорбием констатируем, что в экономически развитых государствах созданы и продолжают создаваться гигантские объемы вооружения; ради этой цели поглощается высокий процент духовной энергии и материальных средств; граждане этих государств терпят лишения, а другие государства, вследствие этого, лишены сотрудничества, необходимого для экономического развития и социального прогресса.

Гонку вооружений, как известно, обычно оправдывают тем, что в наши дни возможен мир, основанный лишь на паритете сил. Поэтому если одно государство вооружается, то другие должны идти в ногу с ним и, в свою очередь, вооружаться. Если одно государство производит атомное оружие, то и другие должны обеспечивать себя оружием такой же разрушительной силы.

60. Следовательно, людей преследует кошмарный призрак урагана, который может разразиться в любую минуту с невообразимой разрушительной силой. Хотя трудно представить, что найдутся люди, способные взять на себя ответственность за разрушения и страдания, которые может причинить война, не исключено, что, поскольку оружие уже есть, искра, которая приведет в движение военные установки, возникнет по непредвиденной и неконтролируемой случайности. Необходимо также иметь в виду, что даже если не начнется война, которая, в силу разрушительного действия этого вида оружия, окажется тотальной, оправдан страх, что само продолжение ядерных испытаний в военных целях будет иметь роковые последствия для жизни на земле.

Поэтому справедливость, мудрость и человечность требуют прекратить гонку вооружений, сократить одновременно и обоюдно уже существующие запасы, запретить ядерное оружие, и, наконец, достичь разоружения, которое будет проходить под пристальным контролем. “Нельзя допустить, – провозглашает Пий XII, – чтобы в третий раз человечество постигло несчастье Мировой войны с ее экономическими и социальными разрушениями, безумием и нравственными потрясениями [ср. Пий XII. Радиопослание в канун Рождества Христова 1941 г. AAS: XXXIV, 1942, р. 17; Бенедикт XV. Обращение к правителям воюющих народов от 1 августа 1917 г. AAS: IX, р. 418].

61. Следует, однако, признать, что прекращение гонки вооружений в военных целях, действительное сокращение и, тем более, уничтожение запасов оружия невозможны или почти невозможны, если одновременно не произойдет полное разоружение, т. е. если не будет укрощен разум, зараженный психозом войны. Это в свою очередь требует, чтобы принцип “мир держится на паритете вооружений”, был замещен принципом “подлинный мир может быть построен только на взаимном доверии”. Мы полагаем, что речь идет о цели, которая может быть достигнута, поскольку этого требует благоразумие, она весьма желанна и чрезвычайно полезна.

62. Эта цель продиктована благоразумием. Для всех должно быть очевидно, что отношения между государствами, как и отношения между людьми, необходимо регулировать, не прибегая к оружию, в свете разума, т. е., в истине, справедливости и действенной солидарности.

Эта цель весьма желанна. Действительно, кто страстно не желает, уничтожить опасность войны, сохранить и утвердить мир?

Эта цель чрезвычайно полезна. Из мира все извлекают выгоду: индивиды, семьи, народы, все человечество. Поныне остается актуальным предупреждение Пия XII: “Ничего не потеряно с миром. Все может быть потеряно с войной” [см. Радиопослание 24 августа 1939 г. AAS: XXXI, 1939, р. 334].

63. Поэтому, будучи Викарием Иисуса Христа, Спасителя мира и Совершителя мира, выражая сокровенное желание всего человечества, следуя порыву нашего сердца, охваченного жаждой блага для всех, мы считаем своим долгом заклинать людей, в особенности тех, кто несет общественное служение, не щадить усилий, стремясь придать событиям разумное и человеческое направление.

Пусть в высших и квалифицированных органах представительства они основательно рассмотрят проблему мирного восстановления братских отношений между государствами на всей планете, исходя из взаимного доверия, открытых переговоров, верности принятым на себя обязательствам. Пусть они рассмотрят эту задачу вплоть до выяснения пункта, с которого можно начать путь к заключению взвешенных, долгосрочных и плодотворных соглашений.

Со своей стороны, мы не перестанем испрашивать благословения Божиего для их стараний, чтобы они принесли положительные результаты.

В свободе

64. Отношения между государствами должны регулироваться свободой. Это означает, что ни одно из них не имеет права угнетать других или незаконно вмешиваться в их положение. Напротив, все должны стараться содействовать тому, чтобы в каждом государстве развивалось сознание ответственности, дух инициативы и стремление быть протагонистом в осуществлении развития во всех областях.

Прогресс государств с развивающейся экономикой

65. Общее происхождение, искупление, высшее предназначение связывает всех людей и призывают их образовать единую христианскую семью. По этой причине, в Энциклике “Mater et Magistra” мы призывали государства с развитой экономикой установить различные формы сотрудничества с государствами, стоящими на пути экономического развития [AAS: LIII, 1961, pр. 440-441].

Теперь мы с удовлетворением констатируем, что наш призыв был принят благосклонно, появилась надежда, что в будущем это окажет большее содействует тому, что менее обеспеченные страны в кратчайший срок достигнут экономического развития, позволяющего каждому гражданину жить в условиях, подобающих достоинству личности.

66. Однако никогда не лишне повторить, что упомянутое сотрудничество должно осуществляться при величайшем уважении свободы развивающихся государств. Необходимо, чтобы такие государства в первую очередь ощущали именно себя ответственными творцами в осуществлении экономического развития и социального прогресса.

Еще наш предшественник Пий XII заявлял, что “в новом порядке, основанном на нравственных началах, нет места для уязвления свободы, целости и безопасности других наций, какую бы территорию они ни занимали и какова бы ни была их способность обороняться. Неизбежно, что большие государства, в силу своих больших возможностей и мощи, пролагают путь для создания экономических объединений с меньшими и слабыми нациями, неоспоримо – как в области общего интереса – право последних на уважение политической свободы, действительную защиту нейтралитета в спорах между государствами, который им подобает по естественному и международному праву, обеспечение экономического развития, ибо только таким путем они смогут достичь общего блага, материального и духовного благополучия собственного народа” [см. Радиопослание в канун Рождества Христова 1941 г. AAS: XXXIV, 1942, рр. 16-17].

Поэтому, когда экономически развитые государства оказывают всяческое содействие, они должны признавать и уважать нравственные ценности и этнические особенности развивающихся государств, а также действовать без намерений установить над ними политическое господство. Таким образом, они вносят “ценный вклад в создание мирового сообщества, в котором все члены которого являются сознательными субъектами своих обязанностей и прав, трудятся в условия равноправия ради общего мирового блага” [Иоанн XXIII. Энциклика “Mater et Magistra”. AAS: LIII, 1961, р. 443].

Знаки времени

67. Все больше распространяется убеждение, что возможные споры между народами нужно разрешать не при помощи оружия, а посредством переговоров.

Правда, на исторической почве это убеждение скорее соотносится с ужасающей разрушительной силой новых видов вооружения и питается страхом, который пробуждает в душе лишь мысль об огромных разрушениях и безмерных страданиях, которые принесет человечеству применение этого оружия. Поэтому невозможно считать, что в эпоху атома война может быть орудием справедливости.

Но, к сожалению, среди народов часто царствуют законы страха. Это побуждает их, как они говорят, расточать баснословные средства на вооружение не для того, чтобы нападать – и нет оснований не верить им, – а для того, чтобы убедить других отказаться от нападения.

Однако можно надеяться, что люди на встречах и переговорах смогут осознать узы, которыми они связаны, происходящие от общей человеческой природы, и осознают, что одна из самых сокровенных потребностей – чтобы между ними и, следовательно, народами царствовал не страх, а любовь, которая выражается в лояльном, разностороннем, благотворном сотрудничестве.

Часть IV.
Отношения людей и государств с мировым сообществом

Взаимная зависимость между государствами

68. Новейшие достижения науки и техники глубоко влияют на людей и побуждают их сотрудничать между собой, направляя их к сосуществованию в мировом масштабе. Действительно, теперь усилился обмен идеями, людьми, благами. Тем самым чрезвычайно увеличились и стали более тесными отношения как между гражданами, семьями, посредническими организациями, так и между органами власти различных государств. В то же время углубляется взаимная зависимость между экономическим устройством государств: одни постепенно вливаются в другие так, что в итоге каждое становится составной частью единого мирового хозяйства; а социальный прогресс, порядок, безопасность и мир внутри каждого государства связаны с социальным прогрессом, порядком, безопасностью, миром всех других государств.

Ни одно государство в настоящее время не в состоянии преследовать свои интересы и развиваться, замыкаясь в себе, ибо степень его благополучия и развития также отражает и является составной частью благополучия и развития всех других государств.

Несоответствие властных структур задачам всемирного общего блага

69. Единство человечества существовало во все времена, так как его составляли люди, которые равны по достоинству. Следовательно, всегда будет существовать объективная необходимость стремиться, насколько это возможно, ко всемирному общему благу, т. е. общему благу всего человечества.

В прошедшие времена можно было справедливо полагать, что органы власти отдельных государств способны осуществлять всеобщее благо по дипломатическим каналам и на встречах на высшем уровне, пользуясь правовыми актами, например, договорами и соглашениями, подсказанными естественным, национальным и международным правом.

70. Вследствие глубоких перемен, происшедших в сосуществовании людей, с одной стороны, всеобщее благо поднимает сложные, очень важные и не терпящие отлагательства вопросы, в особенности о том, что касается безопасности и мира на всей планете; с другой стороны, органы власти отдельных государств, юридически равные между собой, сколько бы встреч не проводили и как бы не напрягали ум, стремясь выработать новое законодательство, больше не в состоянии браться за указанные задачи и разрешать их надлежащим образом; и это не столько из-за недостатка доброй воли или инициатив, сколько из-за своего устройства.

Следовательно, можно утверждать, что на исторической почве нет соответствия между теперешней организацией и соответствующим функционированием власти, действующей в мировом масштабе, и объективными требованиями общего мирового блага.

Отношение между историческим содержанием общего блага, структурой и функционированием органов власти

71. Существует внутреннее отношение между историческим содержанием общего блага, с одной стороны, и конфигурацией и функционированием органов власти, с другой. Нравственный порядок требует осуществлять общее благо в жизни общества посредством органов власти, следовательно, он требует, чтобы власть была реальной. Необходимо, чтобы те органы, в которых власть воплощается, работает и преследует свои цели, создавались и действовали так, чтобы иметь силы проводить в жизнь новое значение, которое принимает общее благо в историческом развитии сосуществования людей.

В наше время благо всего человечества ставит перед нами масштабные проблемы, которые можно рассмотреть и должным образом разрешить только при действии органов власти, обладающих адекватными возможностями, устройством и средствами, т. е., тех, которые могут успешно действовать по всему земному шару. Следовательно, сам нравственный закон требует, чтобы были установлены такие органы власти.

Органы власти, установленные общим согласием, а не силой

72. Властные структуры, имеющие авторитет в мировом масштабе и наделенные надлежащими средствами для успешного достижения целей, которые составляют содержание общего блага, должны быть учреждены при единодушном согласии, а не быть навязанными силой. Поскольку органы власти должны действовать успешно, их деятельность должна быть искренней и беспристрастной, а действия должны быть направлены на удовлетворение объективных требований всемирного общего блага. Иначе следует опасаться, что международные органы власти, силой навязанные мощными государствами, окажутся орудием частных интересов. Даже если этого не случится, им будет нелегко избежать в пристрастности, тем самым их начинания будут скомпрометированы.

Хотя государства значительно отличаются друг от друга в экономическом развитии и военной мощи, они весьма чувствительны в вопросах равноправия и нравственного достоинства. Поэтому они с основанием не подчиняются власти, навязанной силой, или власти, установлению которой они не содействовали либо не решили сознательно и свободно подчиняться.

Всемирное общее благо и права личности

73. Общее благо каждого государства и всемирное общее благо нельзя определить не принимая во внимание личность. Поэтому властные структуры мирового сообщества должны поставить перед собой цель признавать, уважать, защищать и поощрять права личности, действуя непосредственно, когда это возможно, или создавая такие условия, при наличии которых органы власти отдельных государств могли бы исполнять свои специфические функции.

Принцип вспомогательного действия

74. Отношения между людьми, семьями, посредническими институтами и органами власти в каждом государстве должны руководствоваться принципом вспомогательного действия, в свете этого должны регулироваться отношения между органами власти государств и органами власти мирового сообщества. Это значит, что такие властные структуры должны рассматривать и разрешать проблемы экономического, социального, политического и культурного содержания, касающиеся всемирного общего блага, проблемы, которые по своим размерам, сложности и безотлагательности органы власти государств не в состоянии рассмотреть с надеждой на положительное разрешение.

Органы власти мирового сообщества не должны ограничивать сферу действия органов власти государств и, тем менее, занимать их место; они должны, наоборот, содействовать созданию таких условий, в мировом масштабе, при которых государственные органы власти, граждане и посреднические организации могли бы легче предаваться своим занятиям, исполнять свои обязанности и пользоваться своими правами в большей безопасности [см. Пий XII. Речь на съезде молодежи “Католического действия” епархий Италии”, произнесенная 12 сентября 1948 г. AAS: XL, р. 412].

Знаки времени

75. 26 июня 1945 г. была учреждена Организация Объединенных Наций, к которой затем были присоединены межправительственные учреждения с обширными международными задачами в экономической, социальной, культурной, воспитательной, медицинской сферах. ООН поставила перед собой цель сохранять и укреплять мир между народами, развивать между ними дружественные отношения, основанные на принципах равенства, взаимного уважения, многообразного сотрудничества во всех областях жизни в обществе.

Важнейший документ ООН – Всеобщая декларация прав человека, одобренная на Генеральной Ассамблее 10 декабря 1948 г. В тексте Преамбулы провозглашается идеал, к которому должны стремиться все народы, – действительное признание и уважение прав и свобод.

По некоторым отдельным пунктам Декларации были высказаны возражения и обоснованные оговорки. Однако несомненно то, что этот документ является шагом вперед на пути к политико-правовой организации мирового сообщества. В нем, действительно, за всеми людьми торжественно признается достоинство личности и, тем самым, провозглашается их основное право на свободу в поиске истины, в достижении добра и справедливости, право на достойную жизнь и другие.

Пусть же ООН в своих инициативах и действиях с каждым днем все больше и больше приближается к масштабам и благородству стоящих перед ней задач, и да настанет день, когда все люди найдут в ней защитницу своих прав, которые непосредственно проистекают из их человеческого достоинства и, тем самым, являются всеобщими, неприкосновенными, неотъемлемыми правами. Тем более, что многие граждане, принимая более деятельное участие в общественной жизни своих государств, все более интересуются положением всех народов и глубже осознают свою принадлежность ко мировому сообществу.

Часть V.
Пастырские воззвания

Долг принимать участие в общественной жизни

76. Мы вновь призываем наших чад исполнять свой долг – принимать деятельное участие в общественной жизни и содействовать осуществлению общего блага всего человечества и своих государств. В свете веры и движимые любовью, прилагайте усилия к тому, чтобы учреждения, созданные для экономических, социальных, культурных и политических целей, не препятствовали, а помогали людям совершенствоваться как в мирском, так и в духовном плане.

Научная компетенция, техническая подготовка, профессиональный опыт

77. Недостаточно быть озаренным верой и охваченным желанием блага для того, чтобы привнести добро в нашу цивилизацию и оживотворить ее духом Евангелия. Для этого нужно включиться в ее институты и действовать изнутри. Однако наша цивилизация отличается, главным образом, научно-техническим содержанием.

Поэтому невозможно проникнуть в ее учреждения и успешно действовать изнутри, если нет научной компетенции, технических способностей, профессионального опыта.

Деятельность как синтез научно-технических и профессиональных навыков и духовных ценностей

78. Мы также хотим обратить внимание на то, что ни научная компетенция, ни техническая подготовка, ни профессиональный опыт, хотя они и необходимы, не являются достаточными для восстановления сосуществования человечества в подлинном порядке, основа которого – истина, мера и цель – справедливость, движущая сила – Любовь, способ осуществления – свобода.

Для этого требуется, чтобы люди в своей мирской жизни подчинялись присущим этой деятельности законам и следовали методам, соответствующим ее природе, но в то же время требуется, чтобы они поступали, согласно правилам нравственного порядка, то есть, чтобы они рассматривали эту деятельность как осуществление прав и их защиту, как исполнение долга и несение служения, как положительный ответ на веление Бога, как сотрудничество в Его творческом делании и как личное содействие в осуществлении замысла Божественного Провидения в истории. Нужно, чтобы люди в глубине души осознавали, что их земная деятельность – синтез научно-технических и профессиональных навыков и духовных ценностей.

Восстановление единства веры и деятельности верующих на благо мира

79. Национальные общества с христианской традицией, учреждения преходящего порядка, хотя часто демонстрируют высокий научно-технический уровень и процветание, нередко характеризуются недостатком христианской “закваски”.

Однако несомненно, что в создании этих учреждений принимали и продолжают принимать участие многие, кто считал и считает себя христианами; и нет сомнения в том, что хотя бы отчасти они были и являются таковыми. Как это объяснить? Объяснение, полагаем, лежит в разрыве, который произошел в их душе между верой и деятельностью на благо мира. Необходимо, чтобы в них было восстановлено внутреннее единство и чтобы в их земной деятельности царила вера, как сияющий маяк, и любовь, как оживляющая сила.

Полное развитие людей во время формации

80. Однако мы полагаем, что вышеуказанный разрыв между религиозной верой и деятельностью на благо мира происходит, большей частью, если не полностью, от недостатка солидного христианского воспитания. Действительно, слишком часто нет соответствия между научным и религиозным образованием: научное образование все более совершенствуется, в то время как религиозное остается на начальной стадии. Поэтому необходимо, чтобы воспитание людей в период христианской формации было всеобъемлющим и непрерывным, т. е., чтобы утверждение религиозных ценностей и нравственная чуткость совести развивались параллельно с усвоением научно-технических знаний; необходимо, чтобы они воспитывались подходящим образом для конкретного исполнения своих обязанностей [ср. Иоанн XXIII. Энциклика “Mater et Magistra”. AAS: LIII, 1961, р. 454].

Постоянное обязательство

81. Считаем своевременным обратить внимание на то, как трудно с достаточной ясностью установить связь между требованиями справедливости и конкретным положением вещей, т. е., точно определить, в какой степени и в какой форме принципы и доктринальные директивы должны проводиться в жизнь. Тем труднее это определить в нашу эпоху, которая отличается особым динамизмом и в которой каждый должен содействовать всемирному общему благу. Вот почему задача согласования социальной действительности с объективными требованиями справедливости не достигла окончательного решения. Поэтому наши чада не должны удовлетворяться достигнутым.

Более того, все люди обязательно должны считать, что достигнуто слишком мало в сравнении с тем, что еще предстоит совершить для того, чтобы производство, синдикаты, профессиональные организации, страховые системы, правовое устройство, политические режимы, культурные, санитарные и спортивные учреждения и средства досуга соответствовали размаху атомной эры и достижениям в изучении космоса – эре, в которую уже вступило человечество, перед которым открываются бесконечно широкие перспективы.

Отношения между католиками и некатоликами в экономической, социальной и политической сферах

82. Все сказанное в настоящей Энциклике вытекает из требований, свойственных природе человека или подсказано ею и по большой мере относится к сфере естественного права. Эти мысли предоставляют католикам обширное поле для встреч и соглашений как с христианами, отделенными от Апостольского Престола, так и с людьми, еще не просвещенными верою в Иисуса Христа, но в которых сияет свет разума и действует природная честность. “В этих отношениях наши чада должны бдительно заботиться о том, чтобы оставаться верными себе, чтобы не идти никогда на компромиссы в отношении религии и нравственности. Однако в то же время они должны быть и показывать себя проникнутыми чувством понимания к другим, бескорыстными и готовыми трудиться лояльно в осуществлении того, что благо по природе своей или к благу сводящееся” [там же, р. 456].

83. Однако никогда не следует смешивать заблуждение с заблуждающимся, даже если речь идет о неверном понимании нравственно-религиозной истины. Заблуждающийся остается, прежде всего, человеком и сохраняет, во всех случаях, достоинство личности; его следует рассматривать и уважать, как подобает его достоинству. Кроме того, в любом человеке не угасает потребность, присущая его природе, упразднить рамки заблуждений, чтобы открыться познанию истины. Помощь Божия никогда не прекращается для него. Поэтому тот, кто в известный период своей жизни лишен света веры и следует ложным взглядам, может завтра быть просвещен и уверовать в истину. Встречи и соглашения между верующими и неверующими или не вполне верующими (потому что последние находятся в заблуждении) могут оказаться возможностью познать истину и почтить ее.

84. Нужно также иметь в виду, что нельзя отождествлять ложные философские учения о природе, происхождении и предназначении мира и человека с историческими движениями, преследующими экономические, социальные, культурные и политические цели, даже если они берут свое начало в вышеуказанных учениях и вдохновлялись или все еще вдохновляются ими. Учения, некогда выработанные и определенные, остаются теми же, тогда как указанные движения, действуя на исторические обстоятельства развивающегося общества, не могут не поддаваться их влиянию и не могут не подлежать даже глубоким изменениям. Кроме того, кто может отрицать, что в этих движениях, поскольку они согласуются с благоразумием и выражают законные стремления личности, могут быть положительные элементы, заслуживающие одобрения?

85. По этим причинам может случиться, что встречи практического порядка, которые вчера считались несвоевременными или неплодотворными, сегодня или завтра окажутся таковыми. Решать, наступил ли уже такой момент, так же как устанавливать формы и степени возможного согласия в действии для достижения экономических, социальных, культурных, политических целей, полезных для подлинного блага мирового сообщества – все эти проблемы могут быть разрешены только при наличии добродетели благоразумия, которая руководит добродетелями, регулирующими нравственную жизнь, как индивидов, так и социума. Поэтому, что касается католиков, таковое решение принадлежит прежде всего тем, кто живет и действует в тех специфических секторах совместной жизни, где эти вопросы ставятся, всегда, конечно, в согласии с принципами естественного права, с социальным учением Церкви и с директивами церковной власти. Не следует, действительно, забывать, что Церкви принадлежит право и обязанность не только охранять принципы нравственного и религиозного порядка, но также и проявлять свой авторитет над своими чадами в области временного порядка, когда нужно судить о применении указанных принципов к конкретным случаям [там же, стр. 456; ср. Лев XIII. Энциклика “Immortale Dei”, Acta Leonis XIII, V, 1885, р. 128; Пий XI. Энциклика “Ubi Arcano”. AAS: XIV, 1922, р. 698; Пий XII. “Речь к делегаткам Международной ассоциации католических женщин на съезде в Риме 11 сентября 1947 г.”. AAS: XXXIX, 1947, р. 486].

Поэтапность

86. Есть люди, одаренные великодушием, которые перед лицом обстоятельств, не удовлетворяющих или в недостаточной мере соблюдающих требования справедливости, исполняются желания изменить, преодолевая одним порывом этапы развития общества, стремясь применять, по сути, революционные методы.

Не следует забывать, что поэтапность – это закон жизни во всех ее проявлениях, поэтому и в человеческих учреждениях улучшения происходят только изнутри и постепенно. “Не в революции, – провозглашает Пий XII, – а в закономерной эволюции спасение и правда. Насилие не приводит не к созиданию, а к уничтожению; оно разжигает страсти, а не укрощает, нагромождает ненависть и разрушения, а не приводит к братству спорящих, оно привело людей и государства к необходимости постепенно восстанавливать все из руин после трагических испытаний, причиненных раздорами” [см. “Речь к трудящимся епархий Италии на съезде в Риме в день Пятидесятницы, 13 июня 1943 г.”. AAS: XXXV, 1943, р. 175].

Огромная задача

87. Всем людям доброй воли предстоит выполнить огромную задачу – восстанавливать в истине, справедливости, любви, свободе жизнь в обществе: сосуществование отдельных лиц; граждан и государств; связи между самими государствами; лицами, семьями, посредническими институтами и государством, с одной стороны, и мировым сообществом, с другой. Задание благороднейшее, ведущее к осуществлению подлинного мира следуя порядку, установленному Богом.

88. Конечно, людей, содействующих установлению таких отношений, немного. Им мы выражаем наше отеческое уважение и к ним обращаем настоятельный призыв продолжать это дело с новым усердием. Нас ободряет надежда, что число этих людей увеличится, в особенности, среди верующих. Всякий верующий в этом мире должен быть искрой света, очагом любви, животворной закваской. И тем больше он будет таковым, чем больше в глубине своей души он будет общаться с Богом.

Действительно, не может быть мира среди людей, если нет мира в каждом из них, то есть если каждый не восстановит в самом себе порядок, установленный Богом. “Хочет душа твоя, – спрашивает св. Августин, – победить твои страсти? Пусть подчинится Высшему, и победит низшее. И будет мир в тебе истинный, верный, благоустроенный. Каков порядок этого мира? Бог повелевает душе, душа – плоти: нет ничего более благоустроенного” [“Августиновский Сборник…” Св. Августин. Проповеди, открытые после Мавринов. Рим, 1930, р. 633].

Князь мира

89. Эти слова мы посвятили задачам, которые больше всего в настоящее время волнуют человечество и от решения которых зависит упорядоченное развитие общества; они продиктованы одним глубоким желанием, которое разделяют все люди доброй воли – утверждением мира на земле.

Будучи Викарием – смиренным и недостойным – Того, Которого пророческое благовестие называет Князем мира (ср. Ис 9,6), мы считаем своим долгом посвятить все наши силы утверждению этого блага. Но мир останется лишь пустым словом, если не будет основан на том порядке, который мы, исполненные надеждой, наметили в настоящем Послании, на порядке, основанном на правде, построенном согласно справедливости, одушевленном и исполненном любовью и осуществленном в свободе.

90. Эта задача так благородна и так высока, что одних усилий человека, даже самых благонамеренных, недостаточно для исполнения. Для того, чтобы общество отражало в себе Царствие Божие, необходимо содействие свыше. Поэтому в эти святые дни мы усерднее возносим нашу молитву к Тому который в Своих Страстях и Смерти победил грех, разложение, скорбь и разлад, и Который Своей Кровью примирил человечество с Отцом Небесным: “Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно… и, придя, благовествовал мир вам, дальним и близким” (Еф 2,14-17).

И в богослужениях этих дней звучит Благая Весть: “Surgens Iesus Dominus noster, stans in medio discipulorum suorum, dixit: “Pax vobis, alleluia”; gavisi sunt discipuli, viso Domino” (“Восстав Иисус Господь наш, став посреди учеников Своих, сказал: “Мир вам, аллилуйя”; возрадовались ученики, увидев Господа” – прим. ред.) [Стих на Утрени, пятница Пасхальной недели]. Он оставляет мир, Он приносит мир: “Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам” (Ин 14,27). Этот мир мы испрашиваем у Него в пламенной молитве.

91. Да устранит Он из сердец человеческих все, что может угрожает этому миру, и да обратит всех в свидетелей истины, правды и братской любви. Да просветит Он правителей народов, чтобы, заботясь о должном благополучии своих граждан, они обеспечивали и охраняли великий дар мира. Да воспламенит Он сердца всех людей для преодоления разделяющих преград, для укрепления уз взаимной любви, для понимания других, для прощения тех, кто обидел. Силою Его действия да соединятся как братья все народы земли и да процветает и всегда царствует в них столь желанный мир.

Как залог этого мира и с пожеланиями, чтобы этот мир озарил своими лучами вверенные вам христианские общины на благо, прежде всего, самых униженных и нуждающихся в помощи и защите, вам, досточтимые братья, и священникам, монашествующим и верующим ваших епархий, в особенности же тем, кто прикладывает все усилия для проведения в жизнь наших увещеваний, с радостью преподаем мы Апостольское благословение, низводящее дары свыше. Наконец, для всех людей доброй воли, к которым обращена наша Энциклика, мы испрашиваем у Всевышнего Бога здравия и благополучия.

Иоанн XXIII
Дано в Риме, в базилике св. Петра, в Великий Четверг,
11 апреля 1963 г., в пятый год нашего Понтификата


Источник: ROMA LOCUTA – приложение к газете “Свет Евангелия” (№2 за 26.02.03)


Библиотека Католической информационной службы “Agnuz

Last Updated on 13.04.2023 by iskova